Скрыть
Раскрыть
4 сентября 2017
«Это, наверное, одно из лучших решений в моей жизни»
Выпускник бакалавриата МИЭФ 2011 года Александр Аксаков — об учебе на MBA в University of Chicago Booth School of Business.


Почему ты принял решение получить степень MBA? Другие выпускники НИУ ВШЭ и МИЭФ, поступившие аналогичным образом, часто выделяют два мотива: желание сменить отрасль, в которой они работают, и желание сменить страну проживания. Как было в твоем случае?

В моем случае это было скорее желание получить новый опыт, который будет ценен для меня с точки зрения работы и жизни в целом. Опыт проживания в другой стране, опыт общения с очень широким кругом людей. Ключевым мотивом было, скажем так, расширить горизонты для себя, потому что MBA для меня (как и для многих других) — это даже не столько учеба, сколько возможность получить очень интересный и разносторонний опыт. Естественно, и с точки зрения карьеры я думал о том, чтобы поработать в США, Наверное, в моем случае можно говорить о комбинации перечисленных факторов, плюс о желании получить интересный жизненный опыт.

При поступлении ты подавал документы куда-то еще, помимо Chicago Booth?

Да, я подавал документы еще в две бизнес-школы, обе входят в число ведущих.

Твой брат, который также закончил МИЭФ, поступил на MBA в Yale School of Management. Вы как-то советовались друг с другом при выборе бизнес-школы или принимали решение независимо?

Разумеется, мы советовались, но изначально решили, что нет смысла конкурировать друг с другом при поступлении, и подавали документы в разные места. Все же не секрет (хотя никто и не говорит об этом открыто), что у бизнес-школ есть что-то вроде квот для поступающих исходя из отраслей, стран и других факторов, а у нас с братом достаточно похожий бэкграунд.

В своих советах, опубликованных на сайте МИЭФ, ты говоришь, что одна из важнейших вещей, которые можно получить от учебы на MBA, — это возможности для networking. Что за люди учились вместе с тобой?

Да, я еще раз могу подтвердить, что сеть профессиональных контактов — это, пожалуй, главная отдача от MBA. Здесь можно выделить две составляющие: это непосредственно те люди, с которыми ты учишься, общаешься, делаешь какие-то совместные проекты, а также это профессиональная сеть твоей бизнес-школы в целом. И в том числе это, конечно, выпускники школы, которые, так же как и твои однокурсники, практически стопроцентно ответят, если ты им, например, напишешь по почте. Последнее считается просто правилом хорошего тона: если человек из твоей школы, ее выпускник, к тебе обращается, то ты обязательно должен ответить, особенно если ты имеешь возможность помочь или дать какой-то совет.

Что касается круга общения, который у меня был, то со мной учились люди примерно из шестидесяти стран с абсолютно разным бэкграундом. Начиная от финансов, консалтинга, аудита, «Большой четверки» и заканчивая людьми из армии (таких немало), людьми, которые занимались чуть ли не танцами, и, конечно, владельцами собственного бизнеса. Например, с нами учился человек из Сингапура, который уже построил свою компанию и в следующем году выводит ее на IPO. В общем, состав учащихся очень разный и у каждого из них есть свой бэкграунд. Опыт работы у студентов MBA на моем курсе составлял в среднем пять лет, поэтому во время совместной деятельности над проектами тебе всегда есть чему поучиться у других людей, а им — у тебя, и такое взаимодействие является очень полезным.

Плюс ко всему, есть, конечно же, люди, которые после окончания бизнес-школы становятся партнерами, вместе открывают свои компании, бизнесы или же просто работают в корпорациях, но при этом тесно взаимодействуют. Например, человек может работать в консалтинге, а его однокурсник — быть клиентом этой консалтинговой компании, то же самое в банковской сфере и других отраслях. В общем, можно с высокой вероятностью предположить, что твои однокурсники на горизонте пятнадцати-двадцати-тридцати лет будут очень успешными и что ваши пути еще обязательно пересекутся.

Правильно ли я понимаю, что основная форма обучения — это решение кейсов в мини-группах?

Дело в том, что особенностью моей школы, Chicago Booth, является максимально свободный подход к выбору курсов. С первого же дня ты выбираешь абсолютно все свои предметы. Есть ряд областей, которые нужно изучить за два года, но ты можешь это сделать в любом порядке, а внутри каждой области можно выбирать самые разные дисциплины.

Таким образом, все очень индивидуально. Изучение некоторых предметов действительно полностью строится на кейс-методе и, скажем, именно вокруг него практически полностью построено обучение в Harvard Business School. У нас же есть предметы, связанные с анализом количественных данных, где нужно что-то считать самому или в группах, но, конечно, есть и кейсы, которые ты готовишь в группах раз в неделю (а иногда — даже два кейса). Так что все сильно зависит от изучаемого предмета.

Я бы сказал, что за два года обучения примерно шестьдесят-семьдесят процентов дисциплин у меня было построено вокруг решения кейсов, а остальные же представляли собой самые разные вещи, начиная от построения моделей в Excel и заканчивая записью видео на тему различных бизнес-ситуаций, которые потом проверяет преподаватель. Например, ты выступаешь в роли CEO компании, которая находится в непростом положении, и отвечаешь на вопросы инвесторов. Именно такой курс я брал ближе к концу обучения: каждую неделю нужно было записывать видео с ответами. Но, повторюсь, все индивидуально: думаю, что были люди, у которых сто процентов предметов было построено вокруг кейсов, и были, у которых таких курсов было процентов тридцать.

Какие курсы ты выбрал для изучения?

За два года я выбрал двадцать курсов в рамках учебной программы. В нашей бизнес-школе самое большое количество преподавателей — нобелевских лауреатов (например, здесь преподавали или до сих пор преподают такие люди, как Юджин Фама, Майрон Шоулз, Джордж Стиглер, Гэри Беккер и Милтон Фридман), поэтому я старался в том числе брать курсы по экономике и финансам, которые они читают, но, разумеется, не только их.

Я выбрал, например, продвинутый курс по микроэкономике, взял хороший курс по анализу финансовой отчетности, а также курс по Private Equity, который вел достаточно известный профессор — Стив Каплан. Последний почти на каждое свое занятие приглашал спикеров из крупнейших мировых Private Equity-фондов, плюс у нас были неформальные встречи с ними, на которых можно было задать практически любой вопрос. После этого курса я писал многим из приглашенных спикеров уже по вопросам карьеры, что также было очень полезно. Это опять же часть профессиональной сети, которую тебе дает университет: это не только твои однокурсники, но и выпускники, преподаватели, приглашенные лекторы и так далее.

Если говорить о курсах, не связанных непосредственно с экономикой и финансами, то мне очень понравился курс по negotiations, то есть ведению переговоров. Это был очень интерактивный курс: каждую неделю мы разбивались на группы, у нас были кейсы, и мы вели по ним переговоры. В итоге каждому присваивались баллы и мы сравнивали, кто был лучше. Очень хороший курс и отличный преподаватель.

Также я брал курс под названием “The Firm and Non-Market Environment”. Он был посвящен ситуациям, когда экономическая теория не может помочь компаниям принять правильное решение, то есть когда рынок, по сути, не работает. В рамках него также рассматривались разные кейсы, связанные со взаимоотношениями компании с государством, медиа и своими сотрудниками, много говорилось и про лоббирование (в основном на примере США). Мы обсуждали ситуации, в которых нет правильного решения, но из имеющихся вариантов надо выбрать наиболее оптимальный.

А какие курсы больше всего запомнились?

Безусловно, больше запоминаются учебные курсы, которые ведут харизматичные преподаватели, и в моем случае это были больше дисциплины, посвященные не экономике и финансам, а скорее soft skills, на которых идет активное обсуждение и взаимодействие студентов MBA-программы и преподавателя. Это были не лекции в привычном понимании, а постоянные обсуждения и дискуссии студентов с преподавателем и друг с другом.

Например, курс, который я уже упоминал и который я брал в последней четверти, назывался “Persuasion” и был посвящен тому, как убеждать людей в своей правоте. На нем было очень интересное финальное задание: ты приходишь в телестудию, где у тебя берут интервью, как будто ты находишься где-то на CNN, и играешь роль президента компании. У компании непростая ситуация, на нее давит пресса, и ты должен отвечать на вопросы двух корреспондентов. Вопросы, разумеется, порой довольно провокационного плана. Задача заключается в том, чтобы сгладить противоречия и грамотно на все ответить. Собственно, это и есть финальный проект, по которому производится оценка за курс.

На сайте бизнес-школы указано, что ты был участником нескольких комьюнити — Investment Banking Group, Boxing Club, а также сопредседателем (Co-Chair) AudioBooth. Что представляет собой последнее?

AudioBooth — это музыкальный клуб, который проводит множество мероприятий. В том числе, наверное, крупнейшее мероприятие в школе, которое организуется студентами, “Battle of the Bands”. Это своего рода соревнование лучших музыкальных групп Chicago Booth и групп другой топовой бизнес-школы — Kellogg School of Management. Последняя тоже находится в Чикаго, точнее в Эванстоне (это пригород Чикаго).

Раз в год мы собираемся на большой концертной площадке на тысячу двести человек (именно поэтому я думаю, что это крупнейшее мероприятие). Мы проводим шесть-семь таких мероприятий в год: на них играют студенческие рок-группы, выступают диджеи. Я сам диджей и организовывал также множество диджейских вечеринок в клубах Чикаго, на которых тоже собиралось по триста-четыреста человек.

Среди организаторов этого клуба было пять человек, помимо меня. Каждый год эстафета передается следующему поколению студентов, и оно, в свою очередь, старается что-то улучшить или привнести что-то свое. Мы начали с серии диджейских вечеринок, и это тоже, наверное, было одним из самых моих ярких впечатлений в Чикаго. Естественно, я не профессиональный диджей — это хобби, которым я занимался и в Москве, но так много играть для публики, которой это нравится, у меня возможности не было. Здесь же такая возможность была. Еще у нас была поездка в горы, где я был официальным диджеем: я играл два или три раза, в том числе один раз пять часов подряд, и это было очень-очень круто.

Помимо этого, мы еще организовывали всякие open mic nights, когда один из студентов стоит с гитарой и любой человек может выйти на сцену и спеть фактически любую песню. В итоге вышло очень здорово: мы думали, что люди будут стесняться, но желающих оказалось довольно много.

Вообще же все, что касается студенческой самоорганизации и различных сообществ, это тоже огромная составляющая учебы в бизнес-школе. Существуют десятки различных клубов, начиная от боксерского, винного клуба, клуба Epicurean, участники которого ходят по ресторанам дегустировать различные блюда, и заканчивая различными объединениями по профессиональным интересам: IB, консалтинг, Private Equity, есть группа, посвященная emerging markets, которая проводит крупную конференцию на этот счет. Мы, кстати, приглашали на нее и спикеров из России. В итоге к нам приехал, например, руководитель одного из департаментов Министерства экономического развития РФ.

Каковы твои планы после окончания бизнес-школы?

Думаю, что мое будущее так или иначе будет связано с работой в России. Вопрос только, когда это случится. Сейчас я работаю в США и для меня это очень важно: я чувствую, что расту в профессиональном плане. Сейчас я работаю в инвестиционном банке Credit Suisse, в подразделении, которое называется Financial Sponsors Group. Я занимаюсь клиентами в сфере Private Equity, и такого объема рынка, как здесь, нет нигде в мире. Это действительно хороший опыт, который можно будет применить в России, когда придет время.

Что бы ты посоветовал студентам МИЭФ, которые планируют поступать на MBA?

Во-первых, я бы просто посоветовал поступать. Могу сказать с полной ответственностью, что это, наверное, одно из лучших решений в моей жизни. Я говорю это абсолютно искренне, так как для меня это буквально открыло горизонты. Речь даже не только и не столько о карьере, сколько об общении с колоссальным количеством самых разных людей со всего мира. У всех свой взгляд, свой подход. Во-вторых, все, кто учатся в МИЭФ, обычно смотрят на IB и на консалтинг как на две наиболее привлекательные карьерные области (хотя, это возможно, немного странно прозвучит из моих уст, так как я сам сейчас работаю в IB), но учеба на MBA дает шанс посмотреть на множество других вариантов, которые часто остаются за пределами внимания выпускников undergraduate-программ. В конце концов, не всем суждено быть успешным инвестбанкиром или консультантом, но эти люди могут быть очень талантливыми в других областях. Кроме того, важно, что на MBA люди обычно поступают, уже поработав и понимая как устроена та или иная индустрия и жизнь в целом. С учетом всего этого, во время учебы на MBA у тебя есть отличная возможность порефлексировать над своим опытом и принять решение о дальнейшем пути.

Никита Крыльников, специально для МИЭФ НИУ ВШЭ