• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: Покровский бульвар, д. 11, корпус T, Москва, 109028

Тел.: (+7495) 580-89-19

E-mail: icef@hse.ru

Как добраться >>

Руководство
заместитель директора по академическим вопросам Замков Олег Олегович
Заместитель директора по по науке Никитин Максим Игоревич

«Хотелось бы вкладываться в технологии и помогать человечеству развиваться»

Выпускник магистратуры МИЭФ 2016 года Вадим Костомаров пришел в финансы из ИТ, так как хотел заниматься чем-то более важным для бизнеса. Поработав в нескольких крупных компаниях, он стал соучредителем собственного стартапа — платформы для фэшн-брендов Verisium. Об уникальном для России бизнесе, планах на будущее и о том, что дала ему магистратура МИЭФ, Вадим рассказал в интервью.

«Хотелось бы вкладываться в технологии и помогать человечеству развиваться»

Из информационных технологий в экономику

У меня несколько нетипичный кейс для магистратуры МИЭФ, потому что до этого я учился на образовательной программе «Бизнес-информатика» в Вышке, где не было особого упора на экономику. До поступления в магистратуру я толком не работал в какой-то экономической сфере. Я успел постажироваться в консалтинге «Делойта», в Technology Integration Group, где занимался IT-проектами, но это был не кодинг, а общая разработка IT-стратегии для одного из государственных учреждений. Именно тогда я начал интересоваться экономикой — мне нравилась красота моделей и то, что я лучше понимаю, как устроен мир и о чем говорят в новостях. Кроме того, я поработал в одной маленькой компании, которая внедряла 1С. Это был интересный опыт — сравнить, как работает консалтинг международного уровня и небольшая компания. А еще — это забавная история — примерно полтора года я работал настройщиком фортепиано.

Когда я оканчивал бакалавриат, то почувствовал сильное нежелание работать в IT. Хотелось заниматься чем-то более важным для бизнеса. Я подумал, что нет ничего важнее, чем финансы, и выбрал топовую российскую программу по экономике. То есть, изначально я выбирал между МИЭФ, экономическим факультетом МГУ и РЭШ, но меня подкупило, что в МИЭФ можно было поступать по конкурсу портфолио, без письменных экзаменов. Еще на мое решение повлияло отношение Сабины Кямильевны, начальника учебной части магистратуры МИЭФ, которая поддерживала, очень по-доброму все объясняла и помогала. Я подумал, что мне такая атмосфера нравится, и я хочу быть в этом месте.

Моим альтернативным вариантом было поступление за границу, у меня даже было несколько приглашений от программ в Великобритании. Но в 2014 году случился кризис, курс скаканул, проект, в котором я зарабатывал деньги на обучение, закрыли, и моя поездка за границу отменилась.

«МИЭФ — это люди»

Было ли тяжело при поступлении? На самом деле, не особо. Просто нужно было собрать все мои научные статьи, проекты, и рекомендации с работ и справиться с нервами — это всегда происходит у всех, обычное дело при поступлении.

Для меня МИЭФ — это люди. На «Бизнес-информатике» я был в топе, на первых местах рейтинга, с одними из самых ярких профессиональных и академических успехов. А потом я пришел в МИЭФ, где все такие, и сразу стал середнячком. Однажды у меня даже был незачет по какому-то предмету и комиссия по микре, и это очень необычный опыт для человека, который раньше всегда отличником.

В первый день учебы я пришел, начал говорить с людьми и понял, что моя стажировка в «Делойте», из-за которой я считал себя крутым, ничего особенного не значит, потому что тут все такие. Примерно в это время я начал общаться с моим однокурсником Марком Захваткиным, и мы вместе стали готовиться к отбору на стажировку. Мы потратили где-то 200 часов и после первого курса оба прошли в McKinsey, где Марк работает до сих пор. Окружение всегда формирует тебя. Раньше я думал, что в лучшие инвестбанки попадают какие-то небожители, а в МИЭФ увидел, что это мои соседи по парте.

Мне кажется, что программа МИЭФ перегружена академическими курсами, которые мне в последствие не пригодились, потому что я не выбрал академическую сферу. Что мне реально пригодилось — это курс по оценке, потому что я строил финансовые модели для нашего проекта и сейчас общаюсь с инвесторами, основываясь на них. И курс по Private Equity, потому что там нам объясняли, как происходит оценка компании и как устроены венчурные фонды. Мне нравилось работать с моим научным руководителем Сергеем Гельманом. Хоть я и не пошел в академическую сферу, но благодарен ему за те часы, которые я просидел в лаборатории, ковыряясь в базе данных и строя эконометрические модели, потому что это было интересно.

IT-революция в российской модной индустрии

Verisium — это платформа для фэшн-брендов, чтобы они могли «общаться» со своими клиентами при помощи чипов NFC. Идея заключается в том, что внутрь оригинальных товаров бренда вставляется чип, который регистрируется в блокчейне. Перед покупкой клиент может просканировать товар своим телефоном и получить информацию о подлинности товара, составе, советах по уходу — все, что хочет рассказать об этом продукте бренд. А после можно зарегистрировать этот товар как свой. Чип нельзя подделать, так что вне зависимости от того, где именно куплен этот товар, бренд может предложить покупателям эксклюзивные офферы — баллы лояльности, информация о закрытых распродажах и даже релиз новых музыкальных треков. Например, мы сейчас готовим проект с несколькими российскими музыкантами, у которых есть собственные марки одежды, и они хотят продвигать через нее новый альбом. Чтобы те, кто купил их одежду, могли услышать новые треки раньше других.

Мы запустили проект два года назад. Тогда я работал в компании Lamoda в должности старшего project-менеджера по цифровым трансформациям в одном из департаментов. Я позвонил другу, чтобы поздравить его с днем рождения, а он попросил помочь ему нарисовать пару слайдов для презентации одного проекта. Мы встретились, начали обсуждать детали, и выяснилось, что ему нужна не презентация, а целый бизнес-план. Через полгода после этого звонка мы стояли на инвестиционном комитете в «Лаборатории Касперского» и рассказывали о своем проекте. И, чего мы вообще не ожидали, нам дали деньги. Я думал, что буду продолжать свою карьеру в Lamoda, со временем уйду в дата-аналитику, а нам дали 300 тысяч долларов на первую фазу проекта.

С тех пор мы прошли еще один дополнительный инвестиционный комитет, сейчас у нас уже около 25 клиентов, и это не только российские бренды. В итоге мы запустили первую в России одежду с NFC чипом. Я являюсь сооснователем проекта и сейчас отвечаю в нем за продажи, операционку, отношения с инвесторами и вообще занимаюсь всеми финансовыми договорные делами. В целом все идет хорошо, появляются новые клиенты, но до самоокупаемости проекта еще очень далеко, так что впереди много работы. Сейчас обсуждаем выделение проекта из «Лаборатории Касперского» и, возможно, его частичную релокацию. Несмотря на то, что в России сейчас очень много классных дизайнеров, развитой фэшн-индустрии здесь пока нет, так что развивать подобный проект достаточно сложно.

Планы на будущее

Сейчас я хочу, чтобы наш проект стал не просто прикольным стартапом, но и успешным бизнесом, и через несколько лет планирую успешно выйти из него — это, наверное, то, к чему стремится большинство стартаперов. В какой-то момент я бы хотел поступить на PhD, но вряд ли это произойдет в следующие три года.

У меня еще есть парочка сторонних проектов, на которые я трачу примерно 10-20% своего времени. Наверное, у меня есть мечта стать серийным предпринимателем и запускать бизнесы, но глобально мне хотелось бы вкладываться в технологии и помогать человечеству развиваться. Сейчас кажется, что это либо убьет человечество, либо приведет его к светлому будущему, но я все-таки надеюсь на второе. Не знаю, насколько я смогу в этом всем участвовать, но я бы хотел двигаться в эту сторону.

Софья Урманчеева, специально для МИЭФ НИУ ВШЭ