• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

119049 Москва, ул. Шаболовка, дом 26, корпус 3

Тел./факс: (+7495) 580-89-19, (+7495) 772-95-90 * 26124
E-mail: icef@hse.ru

Дополнительные контакты

 

Руководство

 

директор, кандидат экономических наук — Яковлев Сергей Михайлович

 

заместитель директора по академическим вопросам, руководитель бакалаврской программы, кандидат экономических наук — Замков Олег Олегович

 

заместитель директора по по науке, руководитель магистерской программы, кандидат экономических наук, PhD — Никитин Максим Игоревич

В Принстоне особое понимание того, что такое «рвение»

Выпускница бакалавриата МИЭФ 2017 года Екатерина Чегаева, студентка первого курса магистратуры Принстона по программе Master in Finance, рассказала о трудностях исследовательской свободы, о том, чем живут принстонцы и что такое настоящий студенческий перфекционизм.


- Вам учеба давалось легко? Или вы поставили себе цель с самого начала достичь определенных высот и шли к ней?

Честно говоря, мне было сложно учиться в МИЭФ, но с самого начала я знала, что мне захочется дальше куда-то поступать, в том числе за границу. Я понимала, что мне нужны хорошие оценки, я старалась. В МИЭФ я поступила сознательно — институт со всем основанием принято воспринимать как стартовую площадку, после которой люди едут учиться в зарубежные вузы, и мне хотелось тоже попробовать эту возможность.

 - Какие навыки и поступки так же важны для прорывов в учебе, как знания?

Я сейчас осознаю, что трудолюбие — это большой фактор успеха. Порой мне кажется, что я недостаточно умна для каких-то предметов, но наблюдая успехи моих нынешних однокурсников, я убеждаюсь: нужно просто делать, потому что большинство материалов подвластно пониманию очень многих людей, достаточно просто прилагать усилия. Если ограничивать себя словами «я не могу», то из-за этого появляются преграды в освоении нового материала. И достаточно уделить большее время предмету, чтобы он пошел хорошо. В целом и в жизни такой подход мне кажется правильным, главное — не бояться начать.

 - Поступление было для вас стрессом?

Процесс поступления был достаточно сумбурным. Подготовка к подаче и сама подача происходят поздно осенью, я в это время стажировалась 20 часов в неделю, у меня были обязанности по проверке домашних заданий в институте, и у меня почти не оставалось времени на поступление. Конечно, был стресс — если я сейчас не сдам экзамены, то зачем все это было? После подачи заявки от тебя ничего не зависит, нужно только ждать, поэтому я пребывала в каком-то замерзшем состоянии. Я всегда готовлюсь к самому плохому исходу, поэтому не ожидала, что поступлю в Принстон, это было большое облегчение.

*Программа Master in Finance – это двухгодичная магистратура по финансам в Принстонском университете, которая представляет собой междисциплинарную программу, позволяющую изучать курсы с департаментов Operations Research and Financial Engineering, Computer Science, Economics и других. Наличие 5 обязательных предметов из 16 позволяет выбрать оптимальный набор, наиболее подходящий для будущего карьерного пути. Набор на программы, подразумевающий не более 30 выпускников в год, способствует созданию тесных связей между студентами и выпускниками, позволяя студентам успешно находить работу в ведущих финансовых компаниях (Citadel, Goldman Sachs, AQR, J.P. Morgan, Morgan Stanley и т.д.) по итогам выпуска.

- Какими были первые впечатления от учебы в Принстоне?

У нас учеба началась немного раньше основных занятий. Это был математический лагерь Math Camp, где нас подтягивали по предмету — это нужно прежде всего для того, чтобы освежить бакалаврскую математику, особенно это полезно тем, кто пришел не сразу после бакалавриата, а успел поработать год или два. Еще был лагерь Boot Camp — к нам приглашали выпускников и других представителей финансовой индустрии, чтобы познакомить нас с возможными траекториями нашей дальнейшей карьеры.

Нас всего 29 человек на курсе, все безумно трудолюбивые, все время учатся, делают домашнюю работу до того состояния, пока не уверены в ней на 100%. Это очень «питательная» среда. Система образования немного отличается этим от российской — в Принстоне особое понимание того, что такое «рвение». У меня сначала был психологический блок по этому поводу, но когда ты начинаешь сидеть над заданиями, пока не сделаешь все идеально, то видишь — это реально. Нужно себя организовывать, пытаться делать все полностью, потому что принстонцы — настоящие перфекционисты, и если ты расслабишься — будешь выглядеть на их фоне не лучшим образом. Это держит в невероятном тонусе. Другое важное наблюдение: в Принстоне другое отношение к самостоятельному обучению по предмету. В МИЭФ у нас было много практических занятий и семинаров примерно в равном соотношении с лекциями. В Принстоне лекций в два раза больше, 6 академических часов в неделю, и мало практических занятий, к чему было тяжело привыкнуть.

- Это правда, что студенту на западе дают слишком много свободы, и с этим порой трудно справляться?

Да, это так. Часто бывает, что в домашнем задании со многим приходится разбираться самим. В МИЭФ мы на семинарах разбирали задачи, и в домашних заданиях уже часто не приходилось “рыться” в материале. В Принстоне, открывая домашку, часто теряешься и не знаешь, с чего начать — тогда открываешь всевозможные материалы и ищешь ответ сам. В итоге, вы много времени проводите в свободном поиске источников, которые подходят именно вам для того, чтобы освоить тему.

 - Чем в плане организации обучения Принстон мог бы поделиться с Вышкой? И наоборот?

Пока у меня не блестящие впечатления от преподавания в Принстоне, я думаю, что это связано с исследовательской направленностью университета, где многие профессора заняты своими проектами. В Вышке было комфортнее, потому что преподаватели пытались сделать предмет более удобоваримым, вообще семинары в МИЭФ замечательные! Чем Принстон, быть может, круче, так это своими инновационными обновлениями по отношению к содержанию курсов. В России программы так стремительно не обновляются. Тот мир, в котором мы жили 10 лет назад, ушел, и сейчас хотелось бы во многие предметы в Вышке добавить, например, побольше программирования.

 - В чем выражается принстонская инновационность?

Я пока за рамки учебы в академическом плане особо не выходила, поэтому с инновациями вплотную не столкнулась, но есть много преподавателей, которые ведут исследования в новейших тематиках и могут дать студентам доступ к самым современным знаниям. Путь даже преподаватели, порой, не лучшие лекторы. Еще у нас есть большая свобода выбора предметов — например, у меня только 5 обязательных предметов из 16, мы можем брать предметы из других департаментов, некоторые ребята в прошедшем осеннем семестре взяли курс уровня PhD по машинному обучению из департамента Electrical Engineering, что дает большую свободу действий в формировании индивидуальной программы. Выпускники МИЭФ сейчас часто идут в консалтинг и в инвестиционные банки, возможно, если бы у нас было больше выбора, наши профессиональные траектории несколько расширились бы.

 - У вас уже сложилось понимание нынешней траектории? Вы выберете работу или академическую карьеру? Если работу, то где?

Пока я настроена на работу, академическая карьера мне нравится, но с точки зрения преподавания. Мне хотелось бы видеть реальные результаты, непосредственно применимые в жизни. Академическую работу провести, безусловно, приятно, но мне бы хотелось довести свои разработки до применения, что случается с учеными-экономистами редко. Так что я нацелена на работу в корпоративной среде, летом у меня будет стажировка в J.P. Morgan Asset Management в Нью-Йорке между двумя командами Quant Research и Individual Retirement. А лет через 10 мне бы хотелось пойти в Impact Investing, это новое направление в инвестициях, связанное с вложениями в социально значимые проекты. Например те, которые направлены на решение таких проблем, как неравенство доходов, права женщин, изменение климата и разработки в области лечения тяжелых заболеваний.

- Как в Принстоне с практикооринтированностью?

Обучение здесь достаточно прикладное — 3 из 4 предметов в первом семестре предполагали решение задач с применением разных языков программирования, что несомненно пригодится для будущей работы. Когда я при поиске стажировки на лето проходила интервью, меня буквально прогнали по каждому предмету магистратуры и бакалавриата МИЭФ, даже по микроэкономике. Подобный подход в интервью, когда вам не задают вопросы с потолка, а отталкиваются от того, какие предметы написаны в резюме и могут быть актуальны в дальнейшей работе, мне встречался в Принстоне довольно часто. У студентов есть понимание того, как все это пригодится в нашей будущей стажировке и работе, мы боремся за те курсы, которые можем взять, именно потому, что понимаем, что это полезно.

 - Кстати, об однокурсниках и студенческой среде в целом: какие ценности у ребят и цели? Что интересного для себя вы открыли в этих людях?

Сперва были некоторые сложности из-за того, что есть большие группы студентов из Китая, из Франции. В начале года возникали ситуации, когда вдруг китайцы начинают говорить по-китайски, французы — по-французски, но сейчас все подружились и стараются держать компанейский дух. Тут очень большая кооперация, формируются хорошие связи и поддержка. Мы общаемся, отдыхаем вместе, все мои однокурсники — замечательные люди, к тому же очень старательные, из-за чего самой нет соблазна отставать. В подвале общежития у нас есть так называемый DBar (Debasement Bar), в котором мы каждые выходные собираемся, общаемся и играем в настольный футбол, а по воскресеньям можем провести 2 часа за бранчем в нашей столовой, говоря обо всем. Здесь бранчи — это такой социальный опыт, когда вы приходите в столовую вдвоем-втроем с кем-то, а заканчиваете компанией в 10 человек.

 - Какую социальную поддержку университет оказывает иностранным студентам?

Университет большой и западный, привычный к иностранцам, поэтому здесь гораздо больше инициатив по адаптации. Каждую неделю в моем общежитии, где живут только студенты программ магистратуры и PhD, университет спонсирует social hours — такие вечеринки с бесплатными напитками, где люди общаются, заводят дружбу. Отдельные департаменты также устраивают happy hours, на моей программе такие мероприятия проходят каждый месяц — мы три часа общаемся с однокурсниками и второкурсниками, представителями администрации и преподавателями, ты чувствуешь, что тебе готовы помочь. Отношение к общению здесь немного другое, оно более легкое, люди легче сходятся, и за счет этого мне было адаптироваться здесь даже легче, чем в МИЭФ.

 - Какой полезный социальный навык вы за это время приобрели в Принстоне?

Мне стало легче общаться с людьми. С новыми людьми у меня раньше возникали проблемы, особенно если они старше меня, неловко как-то пойти, представиться. Здесь расслабляешься, потому как часто люди принимают инициативу на себя, и постепенно ты учишься не бояться вступить в разговор, задавать вопросы и знакомиться с кем-то, потому что знаешь наверняка: все очень открыты к общению.

Соня Шпильберг, специально для МИЭФ НИУ ВШЭ

Интервью с Екатериной 2017 года >>