Скрыть
Раскрыть
20 декабря 2013
«Главное – заниматься тем, к чему лежит душа»
Ольга Кузьмина с отличием закончила бакалавриат МИЭФ в 2006 году. Через 5 лет, получив степень PhD in Finance and Business в Колумбийском университете, вернулась в Россию в качестве профессора, а недавно стала номинантом премии «Золотая Вышка» за достижения в исследовательской деятельности и преподавании >>


Ольга Кузьмина с отличием закончила бакалаврскую программу двух дипломов МИЭФ в 2006 году. Через 5 лет, получив степень PhD in Finance and Business в Колумбийском университете, вернулась в Россию в качестве профессора РЭШ, а недавно представила свою новую работу на III Международной московской конференции по финансовой экономике и стала номинантом премии «Золотая Вышка» за достижения в исследовательской деятельности и преподавании. В интервью она рассказывает об учебе на PhD и своем пути в науку.

– Ольга, как получилось, что после окончания баклавриата МИЭФ Вы решили продолжить обучение на PhD и связать свою жизнь с академической карьерой?

–Вопрос «Что делать дальше?» встал передо мной приблизительно в начале третьего курса. Мне нравилось учиться и преподавать, и не слишком хотелось идти работать в какую-то компанию по жесткому графику, с 9 до 18. Как именно проводятся исследования, я тогда еще не очень представляла, но в любом случае, в профессии ученого меня однозначно привлекала возможность самой ставить себе задачи и выполнять их так, как я считаю нужным, и тогда, когда мне удобно. Конечно, важным фактором была высокая мобильность и возможность трудоустройства почти в любой стране мира, ведь язык экономических исследований – английский, независимо от того, в университете какой страны ты их проводишь. Так что программа PhD была необходимым шагом к такой «работе мечты». Ну а во время обучения оказалось, что проводить исследования и делать то, что никто до тебя никогда не делал – это на самом деле еще и ужасно интересно! В общем, академическая карьера после PhD, а не карьера в бизнесе или государственной организации (такие случаи часто имеют место) тоже стала для меня естественным выбором.

 – Почему Вы остановили свой выбор на Columbia University? Подавали ли Вы документы в другие университеты?

–Поступление в Graduate School of Business Колумбийского университета стало для меня довольно неожиданным исходом, вообще, видимо, все самые замечательные вещи в жизни происходят случайно (смеется). В основном я подавала документы на однолетние магистерские программы по экономике, планируя учиться на PhD уже после них. Ивитогепоступилав LSE, Cambridge, New York University и Warwick. Как-то априори считалось, что шансов поступить на PhDв американский университет после российского бакалавриата не очень много, наверное, потому что таких прецедентов почти не было. «Напрямую» же на PhD я подала только в одно место, почти наудачу – в упомянутую бизнес-школу. У меня уже не оставалось времени на сдачу экзамена по английскому, а из топ-школ они оказались единственными, кто не потребовал от меня результатов TOEFL – учебы в бакалавриате на английском оказалось достаточно для подтверждения своего уровня владения языком. В итоге два диплома бакалавра – Лондонского университа и Высшей школы экономики, – которые дает возможность получить МИЭФ, а также рекомендации профессоров и преподавателей МИЭФ стали достаточно весомым фактором, и я получила предложение о зачислении. После этого выбор был уже не слишком сложным. В конце концов, Америка не так далеко, как кажется.

– Правда ли, что при поступлении на PhD результаты стандартизированных тестов не играют большой роли, а главное – это хорошие рекомендации? У кого Вы их получали?

– Отбор на программу всегда происходит на основе большого пакета документов, с помощью которого комиссия старается сложить мнение о шансах кандидата стать хорошим исследователем в будущем. Но поскольку ничто не может служить стопроцентным сигналом об исследовательских способностях человека, все факторы по-своему важны, и никогда не знаешь, что именно сыграет в итоге ключевую роль. Я сейчас пишу рекомендации студентам магистратуры, но даже для лучших из них поступление на конкретную PhD программу – это, в некотором роде, «лотерея». Хорошие баллы по GRE и TOEFL почти всегда необходимое, но никогда не достаточное условие, ведь эти экзамены раскрывают таланты человека только с одной стороны. Рекомендации потому и требуются, что разные люди могут рассказать о кандидате с разных сторон: кто-то напишет о его тяге к знаниям и хороших академических результатах, кто-то – о первых шагах на исследовательском поприще, в бакалаврской работе или в качестве research assistant. Я также старалась получить рекомендации у разных людей, обратившись за ними как к тем, кто преподавал в МИЭФ на постоянной основе и знал меня в течение долгого времени, так и к профессорам из Лондонской школы экономики, регулярно приезжавшим читать в МИЭФ отдельные курсы.

– Сложно ли было учиться, по сравнению с другими студентами? Когда было тяжелее  -  в первые два года, когда активно идут занятия, или после, когда необходимо активно вести исследования и публиковать научные статьи?

– Конечно, учиться было непросто. Но так и должно быть: без преодоления трудностей нет развития. Мне кажется, сложно было всем студентам PhD-программы, но всем – по-разному. Мне достаточно легко давались курсы по экономике, все-таки в МИЭФ у нас было много разных предметов, так что с экономической интуицией и пониманием того, как все эти дисциплины складываются в общую картину, проблем не было. Сложнее было с предметами, где приходилось активно использовать математику, там лучше получалось у студентов с базовым математическим образованием. Хотя теперь мне кажется, что просто душа к этому не очень лежала: сложно было заставить себя изучать что-то недостаточно для меня интересное. Это, в конечном счете, и определило сферу моих научных предпочтений. С исследованиями дела вначале также обстояли не слишком просто. Когда ты только начинаешь делать первые шаги в науке, то не понимаешь, «что такое хорошо и что такое плохо», и тебе кажется, что на все возможные исследовательские вопросы уже кто-то ответил. Но со временем количество твоих работ переходит в качество. Сначала твои потенциальные идеи  кто-то уже опубликовал лет пятьдесят назад, потом – лет десять, потом – вот только недавно. И наконец, ты сам начинаешь понемногу раздвигать границы науки, привнося в нее что-то новое.

– Сейчас в область Ваших научных интересов входят эмпирические корпоративные финансы, организация и стратегия фирмы и прикладная микроэконометрика. Как Вы пришли к этим сферам? Сильно ли поменялись Ваши интересы за время обучения?

– Когда я только поступила в Columbia University, большая часть профессоров занималась оценкой стоимости активов (asset pricing), и я начала работать над проектом именно в этой сфере. Но потом поняла, что это не мое: строить предсказания о том, какой портфель ценных бумаг принесет более высокую доходность, мне показалось не слишком интересным. Тогда же в бизнес-школу пришло несколько профессоров в сфере корпоративных финансов, а также экономисты из других областей. Тут-то все и поменялось. Оказалось, что финансы – это не только про портфели и доходности, но и про фирмы и людей. Мне интересно изучать взаимосвязь различных решений внутри компании. Например, в одной из последних своих работ я исследовала, как более гибкая структура трудовых контрактов влияет на структуру капитала компаний, позволяя им привлекать больше заемных средств.

– Кто был Вашим научным руководителем? Насколько успех аспиранта определяется его личными усилиями, а насколько – правильным выбором advisor’a?

–Моим основным научным руководителем стала Мария Гваделупе, сейчас она занимает постоянную профессорскую позицию в бизнес-школе INSEAD. Надо сказать, что с Марией я познакомилась тоже случайно – и тоже благодаря МИЭФ. Мария получила степень PhD в Лондонской школе экономики, так что поводом для начала разговора стал мой вопрос о том, не знает ли она Ричарда Джекмана – директора проекта МИЭФ со стороны LSE, у которого я получала рекомендации. Оказалось, что Ричард был одним из профессоров Марии. Так и познакомились. Мне очень повезло с Марией – она поддерживала меня буквально во всем. Я бесконечно благодарна ей за то, что она помогла мне пройти этот путь и познакомила с областью исследований, которая в итоге меня так заинтересовала.

– Как Вам вообще жизнь в США? У многих адаптация проходит непросто...

–Я бы не сказала, что у меня были какие-то сложности. С точки зрения быта, вначале, конечно, со всем приходится разбираться: как получить номер соцстрахования, как открыть кредитную карту, подключить электричество в квартире или попасть на прием к врачу. Но в университете нам всегда помогали, обо всем давались подробные инструкции, так что все было достаточно просто. С точки зрения жизни в целом, думаю, в США больше уровень защищенности и доверия к государству, люди в целом вежливее и приветливее: все друг другу по умолчанию доверяют, а врать и обманывать – не в порядке вещей, а клеймо на всю жизнь. Нам этому стоит только поучиться. В целом, мне было комфортно жить в США.

– В 2010 году Вы бежали полумарафон в Бруклине. Почему Вы решили принять участие в этом соревновании?

– В Нью-Йорке все бегают. Как говорится, «все побежали, и я побежал» (улыбается). На самом деле, там созданы прекрасные условия для занятий этим видом спорта: много парков с дорожками, нет бездомных животных и собак без поводка. Бег не требует дополнительного оборудования, каждый может им заниматься – вот и я решила попробовать. В основном не ради тренировки – мне было интересно преодолеть себя. Я хотела принять участие в знаменитом Нью-Йоркском марафоне, но выиграть лотерею, в которой распределяются места для желающих в нем бежать, мне так и не удалось. Так что пришлось ограничиться полумарафоном.

–  Вы провели за границей пять лет. Почему в итоге решили вернуться в Россию?

– Вопрос звучит так, словно вернуться домой после зарубежного обучения – это что-то неожиданное (улыбается). Но я никогда и не рассматривала программу PhD как шаг на пути к эмиграции. Конечно, это было очень интересно и очень полезно. Это был новый опыт, который нельзя было получить в России, и новые знакомства. Но для меня это была скорее «продолжительная командировка» с частыми визитами домой, нежели попытка «зацепиться и остаться» в США. Мой дом– Москва, здесь живет вся моя семья, я люблю этот город, и мне нравится тут жить. В другие города мне вполне достаточно просто путешествовать. Тем более моя профессия как раз и предполагает такие визиты (в рамках, например, конференций и научных семинаров). В России же есть возможность строить что-то новое. Экономические факультеты ведущих  отечественных вузов (ВШЭ, РЭШ, Европейский Университет в Санкт-Петербурге, ряд других мест) развиваются очень динамично, нанимая профессоров на международном рынке и создавая все условия для проведения исследований высокого уровня. Здорово непосредственно принимать в этом участие!

– В РЭШ Вы преподаете микроэкономику, прикладную микроэконометрику и корпоративные финансы. Что для Вас более значимо, получение новой информации при проведении исследований или передача знаний студентам?

–Идеально, когда не приходится разделять преподавание, научную деятельность и «реальный мир». Для меня это все – единое целое, и я стараюсь даже в базовых курсах рассказывать о применении каких-то концепций или теорий «в жизни» – на примере конкретных компаний («кейсов») или свежих научных исследований (то есть компаний «в среднем»). Зачастую попытки как-то систематизировать и связать эти три компонента приводят к появлению идей для новых исследований.

– В 2012 году Вы вошли в состав организационного комитета и были председателем секции по корпоративным финансам юбилейной, 20-й научной конференции РЭШ. Чем для Вас был этот опыт?

– Для меня это прежде всего означало много интересных, новых знакомств. Большая часть выступавших на юбилейной конференции – выпускники РЭШ, которые теперь занимают профессорские позиции в ведущих университетах мира, а также люди, которые начинали историю школы и преподавали в РЭШ десять, пятнадцать и даже двадцать лет назад. Мне было очень приятно познакомиться с этой огромной «семьей», узнать больше о текущих исследованиях коллег, и я благодарна Сергею Гуриеву (тогда – ректору РЭШ), который пригласил меня участвовать в организации конференции.

– В заключение, что бы Вы посоветовали нынешним студентам МИЭФ, планирующим поступать на PhD?

–Главное – заниматься тем, к чему лежит душа. Выбрать область исследований, научного руководителя, университет и страну  –так, чтобы было комфортно работать. Сложно быть успешным в занятии, которое не нравится.

Никита Крыльников, специально для МИЭФ НИУ ВШЭ