• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: Покровский бульвар, д. 11, корпус T, Москва, 109028

Тел.: (+7495) 580-89-19

E-mail: icef@hse.ru

Как добраться >>

Руководство
заместитель директора по академическим вопросам Замков Олег Олегович
Заместитель директора по науке Никитин Максим Игоревич

Вакцина как профессия: выпускник МИЭФ рассказал о работе в компании Sanofi Pasteur

Вакцина как профессия: выпускник МИЭФ рассказал о работе в компании Sanofi Pasteur

Николай Кузин, выпускник бакалавриата МИЭФ 2011 года, является бренд-менеджером компании Sanofi Pasteur (Франция), где руководит запуском новых продуктов на рынках Восточной Европы. Компания много лет успешно занимается производством вакцин. Мы поговорили с Николаем о том, как на своей позиции он совмещает финансовый бэкграунд с обязанностями руководителя, в чем особенности французских магистратур, сколько в действительности разрабатываются вакцины, и почему европейцы доверяют медицинским разработкам в своих странах.

Как выбрать программу не с первого раза

Помню, мне очень хотелось учиться в Вышке. Был 2007 год, университет очень ярко себя проявлял, у меня были приятели, которые учились в МИЭФ, отзывы были потрясающие. В тот момент я не думал про работу в финансах, поэтому программу, которую так рекомендовали знакомые, проигнорировал и готовился поступать на бизнес-информатику.

Когда я начал вникать в учебные процессы Вышки, изучать карьеры выпускников и наполнение учебных планов, то сделал вывод, что двухдипломная программа МИЭФ – это очень перспективный вариант. Тем более, что там есть сильная количественная составляющая и возможность применить свои технические навыки наряду с программированием. Я резко сменил курс и подал документы в МИЭФ, думал про то, насколько эффективно я смогу развиваться, например, в финтехе, используя возможности по дополнительным предметам в Вышке и Лондонском университете одновременно.

Как пережить трудности первых курсов

Одной из главных трудностей для меня стал английский язык, я поступал с базовым уровнем и в начале обучения меня отправили в группу с интенсивным обучением языку, чтобы догнать сильных одногруппников. Также меня сперва озадачила новая система обучения. В школе ты привыкаешь, что все по четвертям, есть привычная шкала оценивания и привычка, что за тебя все решат. Здесь ты попадаешь в среду ответственности перед собой и свободы, когда качество полученных знаний зависит от твоей собственной инициативы.

Было непросто привыкнуть к тому, что ты тратишь много времени, но результаты экзаменов могут не совпасть с твоими ожиданиями. 1 и 2 курс были довольно трудными, пришлось многое переосмыслить в подходах к образованию, научиться справляться с большим количеством задач, нарабатывать совершенно непривычные навыки и принимать ответственность на новом уровне. Такова специфика любого бакалавриата, основная задача которого – сделать человека способным к получению, обработки и усвоению новой информации. У студента, как правило, нет понимания, что из полученных знаний будет полезно в дальнейшем.

Кем быть после вуза

Проучившись три курса, я все еще не знал, какое направление выбрать. Мое упущение было в том, что я не проявлял должного интереса к индустриям, хотя МИЭФ дает большие возможности для этого – через общение с выпускниками, стажировки, встречи с компаниями и другие мероприятия собственного Центра карьеры. У меня была цель: получить отличные дипломы, которая вылилась в желание продолжить учебу за границей, чтобы понимание рынка стало более глобальным.

Во многом окружение в МИЭФ помогает разобраться в индустриях – студенты пробуют себя в разных направлениях и дают честную обратную связь. Я понял, что консалтинг и IB – это не совсем моя история, а вот менеджмент был бы намного интереснее. Я начал искать подходящие мне магистерские программы исходя из того, что нужно учиться либо в Англии, либо во Франции. Первый вариант был очевидно престижным, второй давал возможность прокачать французский язык, которым я занимался, и учиться не спеша два года, чтобы действительно получить какие-то знания, а не гнаться за офферами, как это бывает в Лондоне из-за короткой годичной программы.

Франция в целом страна более расслабленная и симпатичная мне по многим параметрам, можно было первый год усиленно учиться, а второй – выйти на работу и писать диплом, при том, что рабочие проекты можно использовать как основу диссертационного исследования. Французские вузы оказывают сильную карьерную поддержку, это обнадеживало и частично снимало ответственность за будущее. Так я выбрал Лион и университет Emlyon Business School, поступив на программу по менеджменту.

Почему за границей учиться легко

Поскольку первый год в европейских вузах идет обязательная программа, с подготовкой, которую ты получаешь в МИЭФ, можно выходить на высокие баллы по макро и микроэкономике, при этом не прилагая особых усилий. Это время я посвятил глубокому изучению языка. Во втором семестре появилась возможность выбирать предметы, которые непосредственно интересны, и корректировать свою специализацию. В МИЭФ у меня было «Банковское дело и финансы», в Лионе открывалась опция получения дополнительной, узкой специализации, пройдя определенный набор курсов. Например, можно получить степень магистра именно в риск-менеджменте.

Николай с дочерью
Николай с дочерью

Такая свобода выбора и возможность учить только то, что тебе интересно, мне очень понравилась. Еще интереса добавлял тот факт, что с тобой учатся люди с опытом работы в разных направлениях, я пользовался общением с ними, чтобы обменяться мнением, получить совет или отзыв о компании. Это очень помогло расширить профессиональный кругозор и нащупать свой путь к началу карьеры.

Почему IB подходит не всем

На втором курсе магистратуры я начал работать на должности Coverage Analyst в банке Société Générale CIB в самом большом в Европе открытом офисе на 2,5 тыс. человек. Я занимался финансовыми рынками, тесно общался с сейлзами и трейдерами. Честно говоря, мне не нравилась эфемерность индустрии и смутная ценность результатов, которые приносит тебе работа в ней. Показатель твоей успешности – это изменение портфеля клиента, который подвержен флуктуации на рынке, поэтому не всегда качество проделанной тобой работы влияет на очевидный результат. К тому же работа в IB – это огромный стресс.

Мне хотелось другого, более предметного и основательного общения с клиентами, чтобы иметь больше времени на принятие решений.  Я захотел попробовать другую индустрию, максимально реальную, с очевидными ценностями. Такую как здравоохранение, в частности фармацевтику, и пошел в компанию Sanofi Pasteur.

Как искать работу во Франции

Как и в Лондоне, здесь во всех крупных компаниях пропуском является твое образование. Дипломы, полученные в МИЭФ, сразу говорят работодателю о том, что ты прекрасно владеешь английским. При этом у меня за два года очень вырос уровень французского, а знание русского языка вообще определило мою первую специализацию – я занимался рынками Восточной Европы и Центральной Азии.

Знание языков в сочетании с образованием – это практически идеальный набор качеств для входа на европейский рынок труда

Работу в Sanofi Pasteur я нашел на карьерной ярмарке в университете. Моя первая позиция была в штаб-квартире на региональном уровне, в компании разрабатывался план развития на следующие 10 лет в Восточной Европе, России и Центральной Азии, и мне доверили координацию этого проекта. Нужно было тесно коммуницировать с каждой страной, понять ресурсы регионов и возможности для совместного развития. Это очень нетривиальная задача для человека, привычного к разработке моделей и аналитике вне человеческого фактора.

На позиции стратегического аналитика ты общаешься с представителями фарминдустрии с 20-летним стажем. Это как минимум вдохновляюще. Понять особенности работы индустрии и такого необычного продукта, как вакцина, мне помогли навыки, которые я развил во время учебы в бакалавриате. МИЭФ пробудил во мне любознательность и тягу к новым знаниям. Будучи студентом, ты учишься быстро впитывать все незнакомое, давать обратную связь на новую информацию, ставить перед собой цели и определять пути их достижения. Этот навык становится основой успешной карьеры в будущем.

Почему мне нравится работать в Sanofi Pasteur

Компания Sanofi Pasteur уже несколько десятков лет производит и поставляет в разные страны готовые вакцины. Чаще всего это вакцина «под ключ», но, например, без поддержки российской институции мало что можно реализовать в нашей стране. Поэтому компании Sanofi Pasteur передает часть технологий для локального производства в обмен на то, чтобы прийти на рынок. По такому же принципу я работал на рынке Узбекистана, и опыт работы с Минздравами этого региона поистине уникален.

Я в компании уже восемь лет и думаю, что успех моего карьерного роста состоялся благодаря открытости и гибкости в принятии новых задач и их успешному выполнению. Кроме того, моя работа сопряжена с постоянными переездами, к которым готовы далеко не все сотрудники. Моей семье наоборот это очень нравится. Мы начали с Франции, потом жили в Казахстане, в России, сейчас в Чехии, думаю, список продолжится. Когда появлялась новая интересная возможность в карьерном плане, я переходил на новую позицию в новом офисе, как следствие – переезжал.

Николай Кузин с министром здравоохранения Туркменистана
Николай Кузин с министром здравоохранения Туркменистана

Еще сыграла роль моя готовность брать на себя проекты, которые должны принести очевидную пользу репутации компании и будут презентованы на высшем уровне. Компании, которая работает в глобальном сообществе и несет огромную ценность в борьбе за здоровье человечества, очень важно, что ее представитель обладает должными качествами коммуникации на уровне государств и представителей системы здравоохранения.

Как пандемия изменила фармбизнес

Пандемия заставила компанию сделать огромные инвестиции, как денежные, так и человеческие, в то, чтобы быстрее провести исследования и выпустить на рынок противоковидную вакцину. Компания Sanofi Pasteur по-прежнему остается единственной международной компанией, которая создала вакцину от Covid-19 самостоятельно, без международных партнерств. Pfizer купила компанию, которая вела удачные разработки вакцины, AstraZeneca сделала то же самое.

Вакцина Sanofi Pasteur еще проходит испытания. На уровне руководства в нашей компании сразу было понимание, что мы не будем первыми в этой гонке. Пандемия Covid-19, к сожалению, требует разработки нескольких вакцин, и наша роль здесь будет одной из важнейших, поскольку у нас больше времени на клинические исследования. Кроме того, на наших производственных площадках проходят определенные этапы производства вакцины и других производителей, таких как Pfizer, который пока не может самостоятельно обеспечить столь масштабное производство. Пандемия внесла феноменальные коррективы в фармбизнес – сейчас у нас есть контракт на партнерство с двумя злейшими конкурентами. В других обстоятельствах такого никто не мог представить.

Почему вакцина – это «медленные» инвестиции

В Прагу я приехал работать на позицию бренд-менеджера по новым продуктам, но по факту это координация и запуск новых вакцин в регионе Центральной и Южной Европы, куда входят 14 стран. Мы реализуем три основных вакцины, которые начали разрабатывать задолго до того, как перешли к экспериментам с вакциной от ковида. Например, это менингококковая вакцина, которую мы должны запустить в следующем году в Чехии, первые клинические исследования были проведены в 2015 году. В нормальном режиме при разработке вакцины речь идет о 5-10 годах, это при определенном «биологическом» везении. Когда нет давления обстоятельств, можно подобрать наилучшую комбинацию и концентрацию антигенов для того, чтобы получить качественный иммунный ответ, а это всегда очень долгая история. Вакцина против денге, которую компания запустила в эндемических странах несколько лет назад, разрабатывалась нами 20 лет.

Часть моей работы занимает коммуникация с лидерами мнений. В Европе настрой по отношению к вакцинации положительный.

Всем понятно, что вакцинацию нужно сделать именно сейчас, иначе нас ждут волны, циклы, новые штаммы и карантины

Врачи вакцинированы все, используются вакцины Pfizer, Moderna, AstraZeneca, при этом можно выбирать. У населения есть полное доверие, поскольку люди в этом регионе привыкли следовать очевидной логике властей, которая коррелирует с социальными запросами и проблемами. Например, прошедшие первый этап вакцинации в Европе уже могут путешествовать, и это один из хороших стимулов.

В чем прелесть переездов

Что мне нравится в региональных позициях – так это возможность посмотреть другие страны. Среди более 20 стран, которые я посетил в рамках своей работы, есть Иран и Туркменистан, куда попасть могут далеко не все. При этом я могу знакомиться с новыми людьми, общаться с выдающимися представителями моей индустрии.. Невероятный опыт! Чехия мне очень нравится, как место для проживания с семьей. Но мне бы очень хотелось посмотреть Азию, открыть для себя совершенное новые рынки, вникнуть в традиции и особый культурный колорит. Компания Sanofi Pasteur предоставляет такие возможности сотруднику при должной открытости.

С точки зрения внутреннего грейдинга, моя позиция в Москве была выше, чем сейчас, но при этом фокус был на коммерческих операциях. Но чтобы в будущем возглавить направление или офис в стране, нужно понимать, как новые вакцины продвигать не только с точки зрения бизнеса, но и в социальных аспектах, выстраивая отношения бренда с регуляторами и с аудиторией. Компания пошла мне навстречу, предложив возглавить запуск и координацию новых продуктов в Чехии без опыта в маркетинге. Это был серьезный вызов для меня, но благодаря наработанным навыкам и многопрофильному опыту работы, в течение короткого времени я смог стать специалистом в такой необычной для выпускника экономического вуза области.