• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: Покровский бульвар, д. 11, корпус T, Москва, 109028

Тел.: (+7495) 580-89-19

E-mail: icef@hse.ru

Как добраться >>

Руководство
заместитель директора по академическим вопросам Замков Олег Олегович
Заместитель директора по науке Никитин Максим Игоревич

«С нетерпением жду возможности почитать лекции вживую»

«С нетерпением жду возможности почитать лекции вживую»

© МИЭФ

Пейо Суасо-Гарин, доцент МИЭФ и выпускник PhD-программы Университета Страны Басков, стал сотрудником Вышки в тот момент, когда все привычные форматы научной и преподавательской работы были нарушены пандемией. В интервью он рассказал, как адаптироваться к новому месту работы онлайн, в чем плюсы и минусы академического престижа, за что можно полюбить Москву и студентов МИЭФ, на дискуссиях с которыми он вспоминает о корриде.

Про демотивацию «удаленки»

Впервые я приехал в Вышку в марте 2018 года, когда Эмилиано Катонини, с которым я до этого участвовал в международных конференциях по экономике и теории игр, пригласил меня провести исследовательский семинар в МИЭФ. Статья, которую я представил, была узкоспециализированная и в целом крайне трудная для восприятия. Тем не менее, один из студентов МИЭФ на семинаре поднял очень глубокие и интересные вопросы, и мне пришлось нелегко. Я был искренне впечатлен. Тогда не думал о переезде, но после визита сюда стало очевидно, что МИЭФ – это место, предлагающее отличные условия для исследований и ученых. Дело было за мной: смогу ли я соответствовать этому уровню и «ответить взаимностью»? 

И вот я в МИЭФ. Что я почувствовал? Разочарование. Дело в том, что моя преподавательская деятельность началась у экрана монитора в силу того, что занятия велись удаленно. Мне нравится личное общение, и читать лекции в «зуме» без обратной связи, не понимая того, что чувствуют студенты, было изматывающе. Хорошая сторона ситуации, если так можно с натяжкой назвать вынужденный онлайн-формат, проявилась в том, что «удаленка» позволила мне и коллегам подготовить очень крупный пласт тщательно проработанного материала, который пригодится на следующий год. 

Несмотря на все трудности онлайн-учебы уровень подготовки и эрудиции у некоторых студентов привел меня в восхищение

Признаюсь, в Испании я мог позволить себе более «ненапряжно» готовиться к лекциям, но не в МИЭФ. С нетерпением жду возможности почитать лекции вживую, а также с двойной пользой применить накопленный материал. 

Про научные интересы

Мои исследования в значительной степени сосредоточены на методологии, а не на вопросах, связанных с тем, что мы подразумеваем под «экономикой» в ​​обыденной жизни. Я изучаю математические и концептуальные основы теории игр – инструмента, который позволяет формально описывать взаимодействия между несколькими агентами в экономике. Мой вклад в это направление состоит в создании новых способов управлять неопределенностью в рамках анализа той или иной ситуации. Лично я нахожу теорию игр привлекательной именно в силу того, насколько она может быть междисциплинарной. Неважно, к чему направлен ваш интерес, будь то экономика, философия, чистая математика, психология или антропология – теория игр скорее всего подбросит вам какую-нибудь интересную тему для размышлений.

Большой объем критики экономических моделей, основанных на теории игр, заключен в том, что используемые нами формальные рамки предполагают определенные условия, когда различные экономические агенты слишком много знают о тех или иных особенностях друг друга (например, предпочтения по результатам, влияние обстоятельств и среды, понимание ценностей других агентов и т. д.). Три из числа моих текущих проектов связаны с тем, что может быть предсказано, если ослабить допущения. Первый из них исследует ситуацию, где ослабляется общее понимание релевантных развязке непредвиденных обстоятельств, которые влияют на стратегию поведения. Второй допускает факт, что агенты прекрасно понимают логические соотношения между релевантными событиями. Оба этих исследования я провожу совместно с Эваном Пьермонтом из Лондонского университета.

© МИЭФ

Третье исследование, над которым я работаю вместе с Антонио Пента из Университета Помпеу Фабра в Барселоне, особым образом ослабляет предположение о том, что игроки знают, наблюдаемы их решения другими агентами или нет. Кроме того я сейчас активно веду исследования, сочетающие теоретический и экспериментальный подходы, вместе с  коллегами – Франческо Чериджони и Фабрицио Джермано (оба – Помпеу Фабра) и Педро Рей-Билем из ESADE, также в Барселоне.

Про пандемию 

Как чистый теоретик, я мало что могу сказать непосредственно о влиянии пандемии на экономические и социальные процессы, особенно в то время, когда скорейшая поддержка жизни является главным приоритетом, а горизонты максимально отодвинуты. События последнего года безусловно оказали огромное влияние, но не столько на мои исследования, сколько на преподавание – точнее, на то, сколько времени ему теперь уделяется. 

Переход в онлайн-формат произошел вынужденно, когда система образования к этому была не готова, это означало, что каждому преподавателю нужно было справляться с ситуацией индивидуально, выискивая собственные эффективные способы. К каждому занятию необходимо собрать материал, возможный для усвоения и обсуждения в онлайне. Я трачу на подготовку бесконечные часы – должен признаться, у меня это получается не быстро. 

Печально, что пришлось сократить время на исследования, но думаю, более тщательная подготовка лекционного материала является хорошей инвестицией, как для меня, так и для студентов, и вскоре принесет свои плоды. О чем я действительно сожалею в контексте пандемии, так это о невозможности лично встречаться и дискутировать с коллегами на конференциях и семинарах.

Как бы я ни старался, не могу найти в этом нововведении никаких позитивных сторон. Разве что экологический фактор ввиду сокращения перелетов и других поездок. 

Про студентов 

Недавно МИЭФ провел офлайн-конференцию ICEF Academia, где я с большим удовольствием провел время. Я уже был знаком с тем, насколько проницательными могут быть некоторые студенты в МИЭФ, поэтому уровень исследований, представленных на конференции, меня почти не удивил. 

Каждый из докладчиков представил аргументы, которые приближались к границам того, что мы, исследователи, знаем в области экономики и финансов

Такое можно увидеть отнюдь не в каждом из университетов – студенты МИЭФ всегда приберегут для преподавателя то, что его непременно удивит. Меня впечатлила зрелость, которую ребята проявили в ответах на вопросы, заданные преподавателями, а также то, с какой уверенностью и уместностью они деконструировали критические замечания жюри в адрес их работ. Быть может, слово «коррида» будет здесь не слишком уместным клише, но в этом обмене эмоциями я чувствовал себя тореадором.

Про академический престиж

Топ-5 научных журналов в академическом мире являются главным критерием успеха, при этом представляя обе стороны элитарности и уникальности – хорошую и не очень. Как правило статья принимается в «пятерку» только в том случае, если представляет собой исследование мирового уровня самого высокого качества в своей области. Причем исследование настолько новаторское, что вызывает бурный интерес экономистов, работающих в самых разных направлениях. Таким образом, публикация в топ-5 научных журналов становится важным событием для всего общества, и не только академического, а также большим успехом как для автора, так и для института, где тот ведет исследования. 

Честно говоря, успех результатов научной работы запросто может не соответствовать гигантскому труду, который вложил в него ученый. Многие выдающиеся работы остаются не оцененными, они могут не попасть в топ журналов только потому, что для их понимания требуется уровень, доступный лишь немногим исследователям, работающим в той или иной узкой области. Казалось бы, публикации в топ-5 – очевидный критерий академического успеха, но, на мой взгляд, в научной среде созрело некоторое сомнение по отношению к такому «отбору», в результате которого масса интересных и очень важных работ остается без внимания. 

Одно из очевидных различий между топовыми журналами заключается в том, насколько им интересны теоретические материалы – некоторые издания относятся к ним с принципиальным равнодушием. В последние десятилетия ХХ века было написано огромное количество теоретических работ, которые по причине такого отношения не проникли в прикладные области. Вместе с большими достижениями в сфере науке о данных, например, только растет спектр профессиональных вопросов.

Про жизнь в Москве

Все мои коллеги в МИЭФ, как административный персонал, так и преподаватели, многие из которых – иностранцы примерно моего возраста, очень помогли мне гладко адаптироваться к жизни в Москве. Погода здесь определенно хуже, чем в Испании, но моя жизнь в плане быта и инфраструктуры организована лучше, чем у наполеоновского солдата «Великой армии». 

Да, российский киносервис ivi не часто позволяет использовать английские субтитры, но это моя вина – я еще не выучил русский достаточно хорошо

Пару месяцев назад я был уверен, что достойную «Риоху» (сорт испанского вина – прим.) найти в Москве непросто, да еще по сносным ценам. Но теперь я знаю, где найти бутылку старого доброго Ramon Bilbao, и весьма счастлив.

Москва предлагает все в любое время суток: художественные галереи, зрелища, бары, рестораны, парки. Все это в величественном – хотя и несколько шизофреническом – архитектурном окружении. Во всяком случае, я каждый раз переживаю восторг, отправляясь на трамвае от Новокузнецкой в сторону Покровского бульвара – когда я пересекаю Большой Устьинский мост, на горизонте появляется собор Василия Блаженного. Подобное чувство я испытывал всякий раз, когда мой взгляд случайно падал на Санта-Мария-дель-Мар в Барселоне, или во время прибытия поезда L4, проезжающего Ривер-Норт, в Чикаго. Бесценно, что такая культовая и ошеломляющая красота может стать частью вашей повседневной жизни.