• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: Покровский бульвар, д. 11, корпус T, Москва, 109028

Тел.: (+7495) 580-89-19

E-mail: icef@hse.ru

Как добраться >>

Руководство
заместитель директора по академическим вопросам Замков Олег Олегович
Заместитель директора по науке Никитин Максим Игоревич

«Привлекательность академической карьеры для меня заключена в свободе»

Сергей Степанов

Сергей Степанов
© МИЭФ

В октябре 2020 года статья доцента МИЭФ Сергея Степанова была принята к публикации в Journal of Economic Behavior and Organization. Работа исследует оптимальную схему оценки деятельности агента, озабоченного карьерными стимулами. В интервью Сергей рассказал: как обучают на PhD в Брюсселе, почему экономика неистощима на исследовательские идеи и что может помочь начальникам в управлении сотрудниками, если подойти к вопросу научно.

Из инженеров в экономисты

В конце 90-х я окончил МАИ и не знал, что делать дальше, поскольку техническое образование в то время не давало хороших карьерных перспектив. Как-то случайно я узнал про РЭШ, это была совершенно новая история для отечественного образования и науки. Понял я это только потом, а тогда просто услышал, что учиться там интересно, а по окончании можно найти увлекательную и высокооплачиваемую работу. Что такое наука-экономика, я тогда совершенно себе не представлял. Но потихоньку она меня заинтересовала, и после некоторых колебаний я решил уехать на PhD.

Поскольку я не был топовым студентом, крутые американские университеты были для меня недоступны. Поэтому я решил подаваться в Европу. В результате я попал в Свободный университет Брюсселя (Université Libre de Bruxelles) на PhD программу ECARES (European Center for Advanced Research in Economics and Statistics).

Брюссель

EСARES – относительно небольшой, но сильный исследовательский центр. Его основали в 1991 году выпускники MIT и Гарварда Матиас Деватрипон и Филип Вайл. Матиас был моим научным руководителем, а его научным руководителем был нобелевский лауреат Эрик Маскин.

Годы в Брюсселе – один из любимых периодов моей жизни. Я погрузился в европейскую культуру на пять лет, нашел новых друзей и, кстати, жену, которая опрометчиво согласилась впоследствии переехать со мной в Москву. Брюссель – это такой мини-Лондон, очень космополитичный город, в котором смешивается много культур. Я окунулся во все это и, как мне кажется, стал другим, более свободным, человеком. Возможно, это поважнее получения PhD.

Всем студентам МИЭФ советую серьезно задуматься о PhD за рубежом – когда, как не в молодости, окунаться в другие культуры

За свободой на джоб-маркет

Привлекательность академической карьеры для меня заключена в свободе. Ты можешь заниматься тем, что тебе нравится и в чем видишь смысл. Я сам ставлю вопросы и сам отвечаю на них. Конечно, это определенный челлендж, быть самому себе хозяином трудно – нужно уметь себя мотивировать даже тогда, когда кажется, что ты в тупике, и «ничего не получится».

Осенью 2004 года я вышел на международный рынок труда для «академиков» – начал подавать документы в разные университеты. Тогда еще все бумаги нужно было посылать по почте в аналоговом виде, и я ходил туда и отправлял большие конверты со своей job market paper и CV. После этого, как заведено, в начале января я поехал в Штаты на большую конференцию, где меня собеседовали разные университеты. У меня было порядка 10 интервью, которые вылились примерно в 5 flyouts (приглашений выступить с семинаром – прим.). Предложений работы в итоге оказалось два: в университете города Орхус в Дании и в Москве, в РЭШ. Я выбрал последнее. Проработав там 7 лет, я перебрался в Вышку.

Экономика как вечный научный квест

В математике перед ученым как правило есть спектр нерешенных, но уже поставленных, задач. К примеру, доказать теорему Ферма. В экономике такого «шорт листа» нет, там вопрос исследования надо придумать самому, и это самое интересное и самое сложное. Ты смотришь вокруг и задаешь вопросы: Почему так? Как можно объяснить то или иное поведение людей? Почему, например, люди в Москве не носят маски в метро (а в Нью-Йорке носят), или принимают неоптимальные решения на финансовых рынках? Почему люди слушают популистов, а правительства принимают заведомо неэффективные решения? Ты стремишься понять причину таких феноменов, придумать объяснение. Это и есть исследовательское мышление. Правда этого мало, поскольку надо еще уметь формализовать свои мысли (по крайней мере, экономисту-теоретику) с помощью математических моделей.

Новая статья

Моя статья, осенью 2020 года принятая к публикации в JEBO (Journal of Economic Behavior and Organization), посвящена тому, как оптимально оценивать работу и принимать решения относительно будущего экономического агента, озабоченного карьерными стимулами. Она называется Biased Performance Evaluation in A Model of Career Concerns: Incentives versus Ex-Post Optimality, препринт вышел еще в 2015 году, а саму тему я начал разрабатывать около 7 лет назад. Работники фирм, менеджеры, госслужащие, исследователи в университете периодически подвергаются оценке своей деятельности, от которой зависит их дальнейшая судьба.

Оказывается, что в общем случае начальнику оптимально создать предвзятую схему оценки, причем оптимальная «предвзятость» может быть как против, так и в пользу агента. Дело в том, что такая предвзятость, будучи неоптимальной «ex-post» может улучшить стимулы агента работать на достижение результата. Например, людей, которые кажутся нам априори талантливыми, нужно оценивать жестко, а тех, кто изначально не производит впечатления, нужно оценивать мягко, и эта «предвзятость» должна расти с силой карьерных стимулов агента. Людей же, относительно таланта которых есть большая изначальная неопределенность, не следует оценивать предвзято.

Кроме науки

Я увлекаюсь бегом. Бегаю все дистанции от 5 до 42.2 км, но хочу в скором времени попробовать ультрамарафон (все, что больше 42.2 км) или какой-нибудь горный трейл. Еще люблю почитать исторические книги на ночь. Кстати, часто идеи для исследований черпаются именно из них.