• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: Покровский бульвар, д. 11, корпус T, Москва, 109028

Тел.: (+7495) 580-89-19

E-mail: icef@hse.ru

Как добраться >>

Руководство
заместитель директора по академическим вопросам Замков Олег Олегович
Заместитель директора по науке Никитин Максим Игоревич

«McKinsey можно назвать инкубатором успеха»

«McKinsey можно назвать инкубатором успеха»

Владимир Чернявский, старший партнер McKinsey & Company, рассказал МИЭФ, какие навыки важны для работы в компании, почему лучше не врать на собеседовании и как воображение помогает решать технические задачи.

Почему McKinsey – это круто

Действительно, в нашей компании хотят работать. Во-первых – потому что это хороший фундамент для начала карьеры. Во-вторых – нам удается доносить людям информацию о том, как хорошо здесь строить жизнь. Сарафанное радио тоже работает в плюс нашей репутации, потому что сотрудники охотно делятся своим опытом в профессиональной среде, а выпускники вузов, работающие у нас, активно общаются со студентами. У меня даже появилась присказка на этот счет: сколько McKinsey заочно не хвали, в реальности все окажется еще лучше.

Владимир Чернявский
Владимир Чернявский
© McKinsey

Если вспомнить историю компании, то это, пожалуй, главная причина ее престижа у соискателей. Фактически McKinsey стоит у истоков целой отрасли и профессии управленческого консультанта, являясь старейшей в этом бизнесе компания. Она всегда была номером один – больше, дороже, успешнее конкурентов. Даже в истории гигантов вроде Apple и Coca-Cola бывали времена, когда они уходили на второй план, но McKinsey удерживают пальму первенства на протяжении века.

Что такое «культура международной компании»

Люди приходят к нам по трем причинам. Во-первых, они хотят видеть смысл в своей работе и влиять на жизни многих людей: ты занимаешься делами, которые реально меняют мир и выстраивают экономические процессы в нем. Об этом точно приятно рассказать детям и внукам, ведь никому не хочется класть кирпичи, хочется – строить храм. Во-вторых, это скорость развития – профессионального и карьерного. В третьих — это желание работать в окружении выдающихся людей. McKinsey можно назвать инкубатором успеха, что на первый взгляд ценность неочевидная. Дело в том, что ты попадаешь в селективную среду.

Каждый год в McKinsey в мире подается почти 1 млн человек. Из них мы нанимаем полпроцента. Не потому, что мы такие эксклюзивные и у нас мало мест, просто мы нанимаем тех, кого находим талантливыми

Сложная система “проверки на совместимость” для кандидатов не является бутылочным горлышком, это делается для того, чтобы люди сразу получили представление о том, с чем им придется иметь дело в работе, и адекватно оценили свои возможности и готовность к такому формату.

Все, кто приходит в McKinsey, похожи – это талантливые, трудолюбивые и амбициозные люди, обладающие живым умом и гибкостью. В сообществе равных ты находишь не только вдохновение, но и настоящих друзей. Как показывает наша практика, дружественная среда не просто не мешает, а даже способствует успеху. Если бы я выбирал слоган для McKinsey, он выглядел бы так: «Приходи работать с друзьями», это совсем другой уровень мотиваций. До McKinsey я каждое воскресенье мучался острым нежеланием выходить на работу. Сейчас я с радостью жду понедельника, чтобы обсудить новости и идеи с друзьями, это как в конце августа вернуться со школьных каникул и поделиться пережитыми за лето впечатлениями. Создать такую среду непросто, отношения в компании выстраиваются десятилетиями, поэтому на рынке так мало мест, где столь сильное сообщество единомышленников.

Кто подходит для McKinsey и как это проверить

Мы ищем лидеров. Звучит избито, но это должен быть человек, который и без формальных полномочий хочет вести за собой людей. Наш сотрудник – с активной жизненной позицией, с собственным мнением, он может вдохновить и поддержать. Другой важный навык для кандидата – умение переубеждать, аргументируя свою позицию. Для этого нужно обладать сильной эмпатией, и это не секрет, на нашем сайте мы выкладываем информацию о том, каких качеств ждем от потенциальных сотрудников и как проверяем это на интервью. Также мы ищем людей самомотивированых – тех, кого не нужно заставлять работать. В среде McKinsey даже возник такой термин как insecure overachiever – это человек, который все делает классно, но не признает своих успехов, потому что знает, что может больше.

Наш процесс знакомства с кандидатов (мы называем его ассессмент) состоит из четырех этапов. Первый – резюме, когда сотрудники нашего рекрутинга выбирают талантливых людей с интересным портфолио. На втором этапе в формате компьютерной игры проверяются фундаментальные знания и аналитические способности, выявляется главный для компании навык – это problem solving. Дальше – два тура интервью, с руководителями проектов и с партнерами. Они снова проверяют навыки problem solving, которые в McKinsey лежат в основе любой деятельности, и софт-скиллз – лидерство, мотивацию, креативность и т.п. Главным критерием тут, пожалуй, служит искренний сторителлинг – буквально, человек рассказывает нам историю из жизни, а потом мы подробно, как кейс, ее разбираем. Пережитую историю придумать невозможно.

Для прошедших этап резюме у нас открыты онлайн-тренинги, где мы рассказываем, как пройти интервью. Наша задача – максимально подготовить человека к ассессменту, помочь ему максимально раскрыть себя на интервью.

Как быть креативным, если ты «технарь»

В Оксфорде, например, есть магистерская (точнее, годичная Master of Studies) программа, которая так и называется Рhysics and Philosophy. Это частая практика для западных университетов, которые даже не спорят, а столетиями утверждают устами ученых: доказательное неотделимо от творческого. Наука в принципе вышла из философии, и самые известные ученые – их можно назвать людьми Возрождения – это универсальные люди, которые занимались философией как основой наук и в том числе продвигали точные науки. Вот и мы в McKinsey ищем универсальных людей, которые способны креативить и дружить с точными науками.

Владимир Чернявский
Владимир Чернявский
© McKinsey

Вообще, как вы заметили, мы не любим стереотипы, и не верим в утверждения, которые приписывают людям из точных наук, например, слабые коммуникативные навыки.

Креативность заключена в том, чтобы видеть взаимосвязи, которые неочевидны. Когда для большинства существует три варианта, творческий ум допускает десяток и позволяет соединять факты в связную картину.

Эйнштейн говорил: воображение важнее, чем знания. Они ограничены, тогда как воображение способно охватить весь мир. Его заслуги в том, что он был способен на мысленные эксперименты – именно так происходили великие научные открытия, которые из озарения переводились в цифры.

Как в McKinsey растут

В компании принято менторство, прямое и косвенное. Все люди, которые окружают тебя в рабочих процессах, так или иначе позитивно влияют на твой рост. Каждый коллега – твой наставник, кто-то дает обратную связь по твоей самопрезентации, другой помогает с источниками и аналитикой, дает советы по эффективной коммуникации и т.п. Ежедневно новичок получает практические навыки через культуру постоянного фидбека.

Когда вы приходите в McKinsey, вам сразу же получаете наставника, который помогает решать экзистенциальные вопросы, касающиеся карьерного и личностного развития. Он консультирует в выборе проекта, знакомит с командой, собирает обратную связь о вашей работе и помогает развиваться. Один из моих интервьюеров на приеме в McKinsey стал моим ментором, и уже 15 лет этот человек остается моим старшим товарищем, все еще помогая по разным вопросам.

Внутри McKinsey, конечно же, есть свой “университет” – это два блока программ для развития сотрудников. Первый – очные выездные тренинги по саморазвитию. Они позволяют проработать навыки межличностного общения, саморефлексии, эффективного лидерства через самые разные техники, включая медитацию. Второй блок программ связан с прикладными навыками и проходит онлайн. Это различные курсы по углубленному изучению бизнес-процессов и отраслей.

Каковы шансы остаться в компании после стажировки

В McKinsey есть несколько видов стажировок, например – неполного дня, которая предполагает, что человек делит время между учебой и офисом. Мы создали мобильное приложение, где выкладываем на выбор задачи с расчетом времени их выполнения и требуемыми навыками. Сотрудник выбирает ту задачу, с которой по этим параметрам планирует справиться. Стажер в этом формате работает примерно 20 часов в неделю, можно также работать в выходные, если удобно. Есть время – взял задачу, нет – не взял, это такой “убер” для новых сотрудников.

Проект МИЭФ «На старте» – это интервью с руководителями и эйчарами крупнейших компаний, где герои рассказывают: как прийти к ним на работу, какие навыки в тренде на рынке труда, что нужно сделать, чтобы попасть на стажировку, и какие ценности в себе развивать, чтобы было комфортно в команде. Читайте и готовьтесь к тому, чтобы получить работу мечты.

Стажировка полного рабочего дня больше подходит для выпускников. Этот формат как правило заканчивается оффером на позицию в компании. По статистике 3/4 стажеров становятся нашими сотрудниками.

Кому не стоит идти в McKinsey

Тем, кто не готов много работать. О нагрузке лучше подумать заранее. Работа в McKinsey сопряжена с определенным уровнем фанатизма и принятием за данность того факта, что здесь будет проходить большая часть вашей жизни. Если вы не стремитесь к профессиональному успеху, тогда вам не сюда, а успех всегда требует большого труда.

Я часто говорю студентам: выбирая профессию, приходится что-то в жизни оптимизировать: кому-то важны деньги, кому-то – социальная миссия. Здесь же сотрудник развивается во всех сферах жизни, и на это способны только самые дерзкие и сильные.

Подробнее о том, как пройти интервью в McKinsey