• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

119049 Москва, ул. Шаболовка, дом 26, корпус 3

Тел./факс: (+7495) 580-89-19, (+7495) 772-95-90 * 26124
E-mail: icef@hse.ru

Дополнительные контакты

 

Руководство

 

директор, кандидат экономических наук — Яковлев Сергей Михайлович

 

заместитель директора по академическим вопросам, руководитель бакалаврской программы, кандидат экономических наук — Замков Олег Олегович

 

заместитель директора по по науке, руководитель магистерской программы, кандидат экономических наук, PhD — Никитин Максим Игоревич

«В моем случае МИЭФ — это судьба, там выстроился тот путь, который я искала»

Екатерина Казакова после бакалавриата МИЭФ поступила в магистратуру на программу «Исследовательская экономика» (экономический факультет ВШЭ), а весной 2018 года получила приглашение на программу PhD в университет Висконсин-Мэдисон (США). В интервью Екатерина рассказала, как совмещать учебу и преподавание в родном вузе, получать удовольствие от исследований, об атмосфере чисто американского вуза, природе Мэдисона и карьерном пути макроэкономистов.


- Выбрать путь ученого сейчас — большая редкость. Что вас к этому подтолкнуло и когда это случилось?

В МИЭФ я поступила уже с целью в будущем преподавать экономику. Когда я училась в экономическом классе в школе №1253, у нас преподавала Юлия Ян, тогда — сотрудница Научно-учебной лаборатории макроэкономического анализа ВШЭ, а сейчас она получила PhD в Милане и живет в Нью-Йорке. Мне нравилось, что она работает в Вышке, а по субботам приходит учить нас, я представляла себе, какая у нее интересная жизнь. Она увлекательно рассказывала об экономике, была общительная и веселая, очень меня вдохновляла. В тот момент я пришла к осознанию, что мне нравится не просто заниматься макроэкономикой, но еще делиться своими знаниями и интересными фактами со сверстниками и родителями. Макроэкономика – это все, что нас окружает здесь и сейчас. Невозможно быть вне ее!

В итоге я подала документы в МИЭФ. В тот момент моей мечтой была возможность преподавать экономику студентам МИЭФ после выпуска, которую я пронесла до 4 курса бакалавриата и успешно осуществила.

- Почему решили пойти на PhD?

Я совсем не думала об этом поначалу. Как-то на семинаре по макроэкономике на 3-м курсе я спросила Аллу Александровну Фридман: хочу преподавать в МИЭФ после выпуска, что для этого делать? И она ответила: «Ты можешь закончить магистратуру, работать где-нибудь в бизнесе и преподавать по субботам здесь. Но есть и другой вариант — получить PhD, стать профессором экономики и также вести свой курс в университете. Что тебе больше нравится?». И я задумалась.

С целью понять, какой карьерный путь для меня более близок, я прошла исследовательскую стажировку в лаборатории макроисследований на факультете экономических наук на 3 курсе бакалавриата под руководством Оксаны Анатольевны Малаховской. Это вдохновило меня на написание диплома по теме «Трансмиссия внешних торговых и финансовых шоков в малой открытой экономике на примере Исландии». Таким образом, мне тогда стали интересны макро-финансы и открытая экономика. В МИЭФ мою работу очень высоко оценили, и я стала одним из призеров конкурса НИРС. Для меня это оказалось положительным сигналом к тому, что у меня есть исследовательский потенциал.

Помочь окончательно определиться с решением мне помог профессор Удара Пейрис, который вел у меня курс по монетарной экономике. С первой лекции мне открылась совсем другая макроэкономика. Мы обсуждали происходящие в мире события и связывали это с монетарными моделями, у нас всегда присутствовал дух живой дискуссии. Профессор выходил за рамки стандартных образовательных практик. Его лекции всегда были очень необычными, ты всегда получал то, чего не ожидал и часто не понимал. И это «непонимание» становилось ключом к тому, чтобы копать глубже, пытаться узнавать что-то еще, исследовать. В магистратуре я уже писала диссертацию под его руководством, что окончательно определило мои интересы и укрепило желание поступить на PhD-программу, получить степень профессора экономики.

Я очень благодарна своему научному руководителю за мотивацию и поддержку. Для него исследования — это не работа, а хобби, и он получает огромное удовольствие от написания статей и осмысливания явлений. В течение этого года в процессе написания совместной работы «Financial (in)stability in the Russian economy» с Ударой Пейрисом и с профессором Димитриосом Цомокосом я стала понимать, что значит слово «хобби» в этом ключе. Процесс исследования – это чистое творчество и вдохновение. Да, писать и править статьи тяжело, с этим никто не спорит, но кому легко? Мы пришли на землю, чтобы расти и бороться, в этом заключается наше человеческое счастье.

- С чего началась ваша преподавательская карьера, и что вы в ней для себя открыли?

На 4-м курсе я вела авторский курс по экономике девятиклассникам на подготовительных курсах ФДП. Поступив в магистратуру, я начала вести микроэкономику на экономическом факультете и в МИЭФ. Преподавание стало одним из импульсов к тому, чтобы продолжить свое обучение на исследовательской программе в Вышке — мне хотелось продолжать работать с профессором Пейрисом и географически максимально приблизить работу к учебе, и все сложилось именно так.

Я начала преподавать и поняла, как много я не знаю, но хочу узнать. Дома я копалась в литературе и рассказывала студентам на семинарах интересные макро-феномены, то, чего не найдешь в учебниках и в лекциях. Видимо, я была очень вдохновлена, мне нравилось размышлять над явлениями и транслировать свое мнение. Мои студенты говорили потом, что «мой блеск в глазах их вдохновляет на изучение макроэкономики». Отношение преподавателя к предмету и вправду определяет увлечение студента учебой, ты можешь быть наставником и открывать для них новые горизонты. Преподаватель должен рассказать что-то такое, что студент, придя домой, не выпустит из головы, но захочет провести самостоятельное мини-исследование.

- Что подразумевает под собой исследовательское направление в профессии экономиста?

Выпускник-исследователь анализирует закономерности, которые его окружают. Пытается глубже понять, как работает вселенная, общество, экономика и какие фундаментальные процессы лежат в основе этого.

- Как-то расплывчато звучит. Он понимает, как конкретно может быть полезен обществу?

Просто экономисты нужны везде. Экономисты могут работать в центральных банках, как многие мои друзья, в различных государственных структурах. Экономисты в ЦБ изучают такие явления, как инфляция, безработица, анализируют ситуации на финансовых рынках, пытаются определить оптимальную политику, например.

Если говорить про макроэкономистов, у них в плане карьеры больше возможностей, чем у микроэкономистов. Они могут пойти работать в Мировой банк или в Центральный банк, стать консультантом в коммерческом банке. Экономисты-исследователи стараются глубже понять происходящие вокруг процессы и явления— а вообще это очень важное качество для успеха в любой профессии. Макроэкономиста можно сравнить как со зрителем, который наблюдает за происходящим извне, так и с актером, который изучает устройство экономики и «вживается» в свою модель.

Помню, как на первом курсе бакалавриата я играла в театре МИЭФ, роль была необычная — мне 18-летней пришлось перевоплотиться в директрису Бальзаковского возраста с отвратительным характером. Хороший опыт для того, чтобы научиться погружаться в незнакомую область исследований и находить взаимосвязи незаметные взгляду с первого раза.

- Похоже, вы были активной студенткой — как еще принимали участие в жизни МИЭФ?

Я 6 лет руководила поездками в Елатомский детский дом-интернат в ICEF Outreach. Я хотела заниматься благотворительностью еще со школы не меньше, чем экономикой. Мы с классом как-то ездили в интернат, и мне захотелось принести детям какое-то благо, научить их чему-то, и когда я поступила в МИЭФ, для меня было неожиданностью, что здесь есть благотворительная организация, где можно делать что-то нужное и важное. Видимо, в моем случае МИЭФ — это судьба, именно там выстроился тот путь, который я искала со школы.

- Вы рассматривали российские аспирантуры наряду с получением PhD?

Как мне кажется, в России в основном на академическом уровне хорошо развита именно микроэкономика, а мне всегда была интереснее макро, и мой научный руководитель советовал поехать получать PhD за границу. Я стала думать про США, потому что там близкая мне атмосфера — преподаватели работают с утра до ночи, включая выходные дни, делают крутые проекты и действительно кайфуют от исследований. Там так принято. И это происходит потому, что они знают — чтобы принести какое-то благо миру, нужно много-много работать, иначе ты не достигнешь цели, и они в свои 80-90 лет приходят в 7 утра в университет, садятся за свой стол и пишут, потом ходят на конференции.

- Как проходил выбор университета?

Я хочу оказаться там, где будет комфортно вести исследования, и это точно не супер конкурентная среда — поэтому я принципиально не подавала документы в топ-5 экономических вузов. Я выбрала несколько университетов, которые хороши по макроэкономике и расширили бы мои возможности в сфере макрофинансов — сейчас эта тема особенно актуальна, в том числе в России в области финансовой стабильности.

Мне ответили из нескольких университетов в Европе и США. В частности пришло письмо от профессора Висконсинского университета в Мэдисоне, который возглавляет программу на стыке экономики и финансов (joint program in Economics and Finance) и сам ведет исследования в этой области. Он написал, что будет искренне рад видеть меня на этой программе, так как мои интересы полностью отражают ее направление. Это, признаюсь, очень приятно. Даже стипендия мне в письме предлагалась больше, чем я ожидала. Я прошла интервью по скайпу еще в начале марта и уже поняла, что больше никуда не хочу, кроме Мэдисона. К тому же там прекрасный климат — прекрасная природа с лесом и озером, я как раз не хотела жить в большом городе.

University of Wisconsin-Madison – государственный вуз в городе Мэдисон, штат Висконсин США. Университет состоит в рейтинге лучших государственных вузов США по версии Forbes и U.S. News & World Report.

- Как по-вашему можно оставаться полезным миру, закапываясь все глубже в академическую среду? Вас не пугает то, что вы станете заложницей сухой науки?

Нисколько. Ты проводишь исследование, которое не ляжет в стол, ты можешь консультировать Центральный банк, и, оставаясь академиком, будешь давать рекомендации банкам как эксперт в своей области. Среди экономистов у меня есть еще один пример — это Гита Гопинат (Gita Gopinath), она из Индии, получила PhD в Принстоне и сейчас профессор экономики в Гарвардском университете. Ее назначили главным советником правительства Кералы в Индии, и она дает рекомендации по проведению макроэкономической политики. Для меня это пример такого трека, когда ты остаешься в академической среде и при этом можешь оказывать реальное влияние на экономику, в которой ты родилась, росла, и я бы хотела тоже каким-то образом помогать экономике России.

- В чем для вас Мэдисон может оказаться новым, экспериментальным местом учебы?

Я в магистратуре особо не углублялась в корпоративные финансы и asset pricing, и меня это ждет на втором году обучения в университете Мэдисон. Каждый макроэкономист обязан понимать финансы и разбираться в них. Первый год я буду изучать чисто экономические предметы, но, думаю, чуть глубже, чем в магистратуре. А пока я с нетерпением жду встречи с финансами в новом формате.

- Что сейчас особенно ценят на академическом рынке труда?

Сейчас на академическом рынке спрос ниже на чистых прикладных эконометристов и чистых теоретиков. Везде ждут тех, кто работает на стыке и может предложить новое видение ситуации. Например, у той же Gita Gopinath недавно было исследование про доллар и стоимость экспортных товаров, которая показала, что валюта расчетов влияет на макрополитику. Она работала с данными, проводила эконометрическое исследование и построила теоретическую модель. И это новая парадигма в подходе к проблеме, которая может сильно повлиять на монетарную политику Центральных банков.

Я сейчас работаю с похожей историей — до мирового финансового кризиса подавляющее большинство ЦБ игнорировали в своих моделях финансовые несовершенства, у них отсутствовал дефолт, финансовые рынки, а если и были, то они совершенные и полные. Мы с профессором Пейрисом и профессором Цомокосом показываем, что при построении модели российской экономики важно учитывать финансовые несовершенства. В России уже было много проблем с банками, и если мы это не будем учитывать в модели, как мы сможем выстраивать адекватные экономические сценарии?

Отвечая на вопрос, как, наверное, и в любой области сейчас ценным является свежий взгляд на проблему, а также правильный микс теории и эмпирики.

- Вы планируете возвращаться в Россию, работать в МИЭФ, например?

Конечно, я бы хотела участвовать в жизни России. Я думаю, нужно работать там, где есть люди, с которыми ты трудишься над совместными проектами. В науке сейчас очень важно соавторство, потому что это время комплексных подходов и командной работы. Один делает модель, второй ее модифицирует, третий пишет текст, четвертый выступает на конференциях и приносит «фидбэк». Поэтому не важно, где ты живешь и работаешь. Главное – иметь свою «академическую семью».

- Как вы готовитесь к жизни в другой культуре, другой стране?

Я только на днях получила визу и особенно не задумывалась. Я надеюсь на поддержку друзей, например, в Мэдисоне уже учится выпускница бакалавриата МИЭФ 2016 года Юлия Дударева (также на программе PhD по экономике) – с ней мы планируем вместе снимать квартиру.

- Чем интересен университет? Кампус, преподавательские практики, структура, быть может?

Программа по экономике в Мэдисоне считается одной из лучших в США. Кампус удобный — по сути такой компактный зеленый городок на берегу озера Мендота, везде можно доехать на велосипеде. На программе со мной будут учиться три американца, вообще много ребят из Азии, Латинской Америки и России. Недавно один профессор с моей программы прислал фотографию, как он проезжает на байке мимо озера — очень забавно, некоторые преподаватели мне прислали приветственные письма. Все это сильно облегчает ожидание и грядущие перемены, я знаю, что встречу там только хороших людей.

Соня Шпильберг, специально для МИЭФ НИУ ВШЭ