Скрыть
Раскрыть
21 июня 2017
Интервью с выпускницей МИЭФ Ниной Завриевой - сооснователем сервиса Channelkit
Нина Завриева окончила бакалаврскую программу МИЭФ в 2007 году. После этого работала в компаниях Cushman & Wakefield, Boston Consulting Group и Lamoda.ru, была генеральным директором бизнес-инкубатора VenturezLab, в 2013 году стала сооснователем Channelkit – сервиса, позволяющего удобным образом структурировать нужную информацию в интернете. В настоящий момент занимает должность Senior Venture Architect в берлинском офисе компании BCG Digital Ventures и продолжает работать над своим проектом. В интервью порталу МИЭФ она рассказывает, как Channelkit изменился за четыре года.


Об идее проекта

Вы начали работать над Channelkit в 2013 году – сильно ли изменился функционал продукта с тех пор?

Мне кажется, тогда у нас продукта, по сути, еще и не было. По крайней мере, с тех пор он изменился довольно радикальным образом уже несколько раз. Это была довольно типичная история: когда мы выпустили первую версию сервиса, то, наверное, сделали неправильно всё – прямо как в книжках написано, как делать нельзя. Мы сделали Channelkit исходя из каких-то своих представлений о прекрасном, почти не контактируя с внешним миром и считая себя, то есть основателей проекта, довольно репрезентативной аудиторией. Мы много говорили об идее проекта и идея всем очень нравилась, но говорили мы тоже, скажем так, с довольно «сложными» людьми – и они еще больше усложняли наше представление о том, что это может быть за сервис и как он должен выглядеть. В итоге изначально у нас получился довольно нишевый продукт. Мне кажется, первая версия Channelkit – это был такой... объект современного искусства.

Если говорить о проблеме, которую мы решали, то ее формулировка не сильно изменилась: мы хотели сделать инструмент, который позволял бы разобраться в горе контента, как-то этот контент структурировать и легко находить структурированную другими информацию, используя при этом других людей в качестве «кураторов» для того, чтобы разобраться в той или иной теме. Здесь можно придумать очень много разных подходов. Изначально мы создали такой структурированный каталог знаний, куда можно было добавлять ссылки или другую информацию, которая тебе интересна – такую большую, огромную штуку.

То есть изначально вы не мыслили в категориях MVP – минимально жизнеспособного продукта?

Нет, мы об этом совершенно не думали – мы думали о том, что бы нам хотелось видеть, какой-то... концептуальный сервис. Он был очень красивый, но им совершенно невозможно было пользоваться, непонятен был сценарий его использования: почему человек должен вдруг начать добавлять туда ссылки и еще следить за тем, чтобы это всё было красиво. Мы начали показывать его разным людям и они начали задавать все те вопросы, которые мы не удосужились задать себе раньше, а также общаться с потенциальными инвесторами. Первым человеком, который как-то проникся нами, был Константин Синюшин [бизнес-ангел, инвестор и сооснователь венчурной компании the Untitled]. Он нас послушал, сказал, что мы ему очень нравимся, но попросил, чтобы мы сделали какую-то вещь, которой можно пользоваться. Мы сказали «Окей!» – и начали всё заново. Это, наверное, была первая смелая вещь, которую мы сделали: выбросили все, что у нас было, в мусорную корзину – и начали работать с нуля.

Мы начали общаться с людьми и нащупывать проблемы, в которых они признаются, и пытаться понять, какой мы можем сделать продукт, который был бы полезен им сейчас и который потом, возможно, приведет нас к этой идее поиска и обнаружения контента, который курируют другие. В итоге мы создали сервис, который позволяет каждому лично для себя собирать и организовывать информацию разного формата: картинки, файлы, видео. Это удобная штука для того, чтобы структурировать свой контент, плюс у этого есть еще некоторый социальный элемент.

Об аудитории Channelkit

Для кого вы все-таки делаете Channelkit? Вы проводили исследования текущей аудитории?

Да, первое что мы сделали – идентифицировали людей, которые пользуются нами очень интенсивно. У нас есть любимый пользователь – дизайнер из Милана, которая говорит про Channelkit, наверное, больше, чем мы сами, активно использует его, загружает информацию. Как-то я ехала в Милан совершенно по другому делу, мы с ней списались и познакомились. В общем, это какая-то практика, которую мы пытаемся вводить в свою жизнь. Сейчас мы находимся в Берлине и уже нашли пользователей здесь: мы регулярно общаемся виртуально и вживую. Есть пользователь из Сан-Франциско – до нее мы никак не можем долететь, но регулярно общаемся по скайпу. Так что мы ориентируемся на людей, которые активно нами пользуются и платят за наш сервис. Вместо того, чтобы успеть везде, мы хотим сделать хороший продукт и стать незаменимыми для тех, кто нас уже любит. Мы верим, что это позволит нам привлечь других людей, которые похожи – типологически – на тех, кто уже пользуется сервисом активно.

В одной из последних записей в вашем твиттере говорится, что Channelkit – продукт для исследователей и нердов...

Мне кажется, указание на исследовательскую составляющую – это некоторая общая характеристика наших пользователей, но не обязательно их профессия. Например, человек может быть дизайнером, но при этом он еще и исследователь по натуре. Если говорить о типологии наших пользователей, то здесь есть несколько кластеров. Первый – люди креативных профессий (дизайнеры, архитекторы, продюсеры), которые делают довольно много рисерча в ходе своей работы, собирая при этом материалы разных форматов: статьи, references. Можно было бы подумать, что, скажем, Pinterest решает их проблему, но этот сервис позволяет собирать только картинки, тогда как Channelkit дает возможность работать с разнородным контентом: это могут быть статьи в формате pdf, просто цитаты, которые ты собираешь в виде заметок, это те же картинки, видео и так далее.

Следующая группа, которую мы выявили не сразу, это преподаватели и вообще люди, которые по роду своей деятельности делятся информацией с большими группами лиц. Среди пользователей нашего сервиса есть очень молодая и тоже очень любимая нами архитектурная школа под названием «Софт Культура». Это небольшая частная институция, в которой преподается архитектурный и software-дизайн. Их преподаватели собирают в Channelkit ссылки, ресурсы и все дополнительные материалы по курсу, а затем рассылают студентам подборки с контентом, к которым студенты могут обращаться как к какому-то самостоятельному источнику информации даже после окончания курса. В общем, в данном случае наш сервис – это такой инструментарий, который сопровождает весь процесс преподавания.

Третья категория клиентов – это такой, абсолютно визуальный кейс. Это люди, которые чувствуют себя очень комфортно, когда знают, где лежит вся информация, которой они пользуются. Это скорее психотип: люди, которые несут все в свою норку. Channelkit – это такая норка, в которой все очень красиво.

То есть вы делаете свой продукт для Шелдона Купера?

Это похожий тип, но мне кажется, наш пользователь чуть менее или чуть более nerdy. Возможно, у нас даже более девочковый сервис: ты аккуратно все раскладываешь по полочкам, раскладываешь, размечаешь тэгами – и у тебя появляется ощущение контроля над окружающим тебя информационными полем. Когда мы думали над каким-то визуальным образом, который как-то характеризует наших потенциальных пользователей, то первая ассоциация – люди, которые раскладывают одежду в шкафу по цвету. Нам приходили в голову и экстремальные мысли, вроде людей, которые не наступают на линии, когда ходят по тротуару. Это, скажем так, очень аккуратные люди, у которых внутри есть какая-то система.

Понятно, но много ли таких людей?

Их, конечно, меньше, чем мы думали изначально, но те что есть – очень верные. Мне кажется, если у человека есть подобные качества, он сохраняет их всю свою жизнь. А поскольку наш продукт резонирует, я могу предположить, что таких людей не очень мало. Я сейчас живу в Берлине и здесь очень много магазинов, где продаются канцелярские принадлежности, скрепки, блокноты – и ты думаешь: кому все это нужно в наше время? Мне кажется, мы в каком-то смысле выносим в потребность в таких предметах в онлайн: мы что-то вроде очень красивого блокнота или ежедневника.

О конкурентах, команде и планах

Но ведь есть масса других сервисов. Я, например, использую Pocket. Или у вас нет конкурентов?

У нас много замечательных конкурентов, мы сами ими с удовольствием пользуемся. Pocket – это сервис для того, чтобы собирать ссылки на материалы, которые ты хочешь прочитать потом. Мы в некотором смысле «следующая фаза» после Pocket'a. Если проводить аналогию с книгами или журналами, то есть те, которые ты купил – прочитал – и выбросил, а мы – для тех книг, которые хочется сохранить. Ты читаешь книжку, она тебе нравится, ты кладешь ее на полку и гордишься – это скорее наш сценарий. Мы очень красивая полка для того, чтобы ты сложил на нее все самое любимое и обращался к нему потом. Мы не productivity tool, не инструмент, чтобы быстро читать или оставить что-то прочитать на потом.

То есть вы не пытаетесь сделать очередной сервис для борьбы с информационной перегрузкой?

Нет. Изначально мы думали, что пытаемся, но поняли, что мы на самом деле про другое.

Сколько у вас сейчас активных пользователей?

Тысячи. При этом все они платят за наш сервис. Когда мы начинали, то пытались играть в гигантоманию.

У вас же были планы по масштабированию, вы хотели выходить на рынок США...

Сейчас наши пользователи находятся в разных странах мира и сам продукт вообще на английском. Мы изначально сознательно его не русифицировали, так как не хотели себя ограничивать российской аудиторией. Но все успеть невозможно. Для нас очень важно делать то, что мы считаем правильным, не гнаться за масштабом и работать с типом пользователей, который нам нравится, сделав продукт, который импонирует нам самим. Сервис все равно в некотором смысле на ручном управлении. Да, количество платных пользователей не растет дико быстро, но мы бьем в одну точку и с каждым годом все лучше понимаем нашу нишу и людей, для которых мы делаем этот проект.

Все все время говорят про историю, когда ты создаешь продукт – поднимаешь деньги, дальше готовишься к следующему раунду инвестиций – поднимаешь еще больше денег, набираешь дикие толпы пользователей, не думая об их монетизации, потом пытаешься их монетизировать за счет агрессивной рекламы, когда их уже дико много. Мы пошли по другому пути.

То есть Channelkit сейчас не является основным источником дохода его владельцев?

Верно. Проект окупается, у нас есть люди, которые на постоянной основе им занимаются, но у всех основателей есть какие-то своих проекты или постоянная работа. Но при этом мы все принимаем участие в жизни Channelkit и, как мне кажется, достаточно активно.

Вы начинали втроем – теперь вас четверо?

Да, когда мы только начинали, нас было трое: я, Лара Симонова и Лиза Орешкина. Мы искали технического человека, и довольно быстро нашли идеального разработчика, который в какой-то момент абсолютно проникся идеей сервиса – нам очень не хватало технической экспертизы в самом начале. Сейчас у нас есть Гриша, который стал нашим полноценным партнером и на которого мы можем положиться.

О Лиссабоне, Берлине и Сан-Франциско

В 2015-м году вы стали участником программы акселератора Lisbon Challenge в Португалии. Ваша деятельность сейчас как-то связана с этой страной?

Да, мы прошли отбор и провели там три месяца. В конце был так называемый Demo Day, когда на сцене ты презентуешь свой проект перед большой аудиторией. В итоге мы выиграли два приза: возможность занять офис в Португалии и спецприз от компании Ogilvy – всегда приятно получать признание за то, что ты делаешь. Но сейчас я в Берлине.

Чем ты занимаешься в Берлине?

Работаю в компании BCG Digital Ventures – это «дочка» консалтинговой компании Boston Consulting Group, где я работала раньше: мы делаем стартапы для больших корпораций, чаще всего в области новых технологий. Мы создаем новые бизнесы, подменяя собой стартап-команду, а дальше плавно меняем людей на тех, кто заменяет нашу команду, переключаясь на новый стартап для новой компании. Бизнесы, которыми мы занимаемся, очень разные. Например, мы сделали eScooter sharing сервис Coup, который сейчас бурно развивается в Берлине: бывают городские велосипеды, а это городские электромотороллеры. Мы сделали его для компании Bosch. Все проекты разные, но значительная часть связана с новой экономикой и новыми технологическими трендами.

Правильно ли я понимаю, что все участники команды Channelkit живут в разных странах? Это вам не мешает? Или вы, наоборот, без этого не можете?

Да, все в разных. Наш разработчик, Гриша, живет в Барселоне. Лара – в Париже, Лиза – в Питере, а я – в Берлине. Но периодически мы оказываемся в разных городах и стараемся постоянно видеться. У нас очень хорошо организовано взаимодействие: вся работа идет в Slack, для постановки задач есть Trello, созваниваемся через Skype или Google Hangouts. Думаю, мы смогли бы успешно вести курс по навыкам удаленной работы в современном мире. Так что никаких проблем не возникает. Конечно, всегда приятнее, когда тебя вдохновляют и мотивируют важные для тебя люди – зарядиться друг от друга через компьютер сложно. С другой стороны, мы уже как-то наладили процесс работы таким образом, что с точки зрения эффективности мы ничего не упускаем.

Ты достаточно долго жила в Сан-Франциско. Где комфортнее находиться лично тебе?

Мне очень хорошо в Берлине. Конечно, все зависит от целей, твоей вписанности в контекст и ощущения личной востребованности. Берлин мне нравится тем, что он, с одной стороны, относительно небольшой, с другой – здесь очень много всего происходит. Это соотношение осязаемого масштаба и драйва мне очень нравится. Плюс, конечно, я нахожусь в правильной среде, так как BCG Digital Ventures привлекает очень сильных, интересных ребят, многие из которых в Берлине тоже недавно – мы все вместе как бы открываем для себя город. Возможно, то же самое бывает и в Сан-Франциско, но там я не была вписана в похожую среду, так как у меня был совсем другой круг общения: люди, которые живут в городе давно, с четко заданной рутиной и устоявшимся распорядком. В Берлине же очень правильная динамика: к нам постоянно приезжают новые люди, которые хотят сделать что-то новое. Плюс Москва недалеко, что позволяет поддерживать связь со всеми, кто для меня важен.

Никита Крыльников, специально для МИЭФ НИУ ВШЭ