• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

119049 Москва, ул. Шаболовка, дом 26, корпус 3

Тел./факс: (+7495) 580-89-19, (+7495) 772-95-90 *26124

E-mail: icef@hse.ru

Дополнительные контакты

Руководство

Директор Яковлев Сергей Михайлович

заместитель директора по академическим вопросам Замков Олег Олегович

Заместитель директора по по науке Никитин Максим Игоревич

Интервью с координатором ICEF Outreach, студентом МИЭФ Андреем Артюшиным

- Здравствуй, Андрей. Расскажи, пожалуйста, про icef Outreach. Ты давно в этом проекте?

Четвертый год.

- А сколько ему всего лет?

Сейчас восьмой год идет. Был запущен в 2007 году.

И с чего тогда начинали?

Изначально была идея, что на МИЭФе все заботятся о своей карьере, занимаются только учебой, делают всё только для себя. Такой эгоистичный образ. И хотелось, чтобы люди занимались еще и чем-то для души, просто так помогая другим. Поэтому Майя Клишко и организовала ICEF Outreach, чтобы это стало возможным. Сначала они ездили в детский дом «Родничок», в который мы уже, к сожалению, не ездим.

Почему?

Потому что он был довольно близко к Москве и оказался очень популярным детским домом: туда ездит очень много организаций, и дети получились «избалованными». Они не рады видеть волонтеров, им это уже не нужно - слишком много помощи скорее мешает детям.

То есть основная проблема была в том, что дети не рады волонтерам?

Не совсем. Дело в том, что они были уже невосприимчивы к нашим программам, и да, волонтерам нашим они тоже были не рады, потому как к ним каждый день приезжают волонтеры из разных мест, которых они даже не запоминают, не привязываются, соответственно, отдача от таких поездок минимальна. Поэтому мы решили переориентироваться на те дома, которым помощь действительно нужна.

И какие дома сейчас находятся под вашей «опекой»?

У нас три детских дома. Один в Рязанской области, поселок Елатьма. Это коррекционный детский дом для детей с отставанием в развитии. Второй в Ярославской области, поселок Гаврилов-Ям. Там также есть дети с отставанием в развитии, но вообще это школа-интернат для детей с нарушениями зрения, т.е. там живут не только сироты, но и те, у кого есть родители. И с третьим детским домом мы начали сотрудничать совсем недавно, с начала 2015 года. Это поселок Мстёра, Владимирская область.

Да, помню, на защите вашего проекта на Конкурсе поддержки студенческих инициатив вам задали про него вопрос: «Зачем так далеко ездить?»

Да, очень интересный вопрос. Будто бы мы специально выбираем детский дом подальше, чтобы побольше денег тратить на транспорт. (Смеется.) Нет, мы ездим так далеко именно из-за истории с первым детским домом – «Родничком»: чем дальше от Москвы, тем меньше помощи доходит до детских домов. Мы стараемся это исправить.

Расскажи про программу ваших поездок. Чем вы занимаетесь?

Вообще, это очень сильно зависит от детского дома. Так как дети разные, с различными проблемами, мы каждый раз составляем отдельную программу. Например, в поселке Елатьма мы больше ориентируемся на социальную адаптацию, т.к. дети выходят из детского дома неподготовленными к жизни. Поэтому мы в игровой форме проводим тренинги, доносим до них мысль, что надо устраиваться на работу, как проходить интервью и выбирать профессию на основе того, что тебе нравится, и так далее. В поселке Гаврилов-Ям мы уделяем больше внимания культурному развитию детей, т.к. у некоторых детей есть родители и им проще в плане социальной адаптации. Причем эти дети помогают в этом и тем, у кого родителей нет.

А что ты имеешь в виду под «культурным развитием»?

Каждый раз по-разному. Составлением этой программы заведуют наши девчонки из Школы культурологии. Каждый раз мы берем какое-либо направление искусства, начиная с изобразительного и заканчивая музыкой, и рассказываем о нем, знакомим с авторами и исполнителями, даем мастер-классы.

А какая программа у детей из третьего детского дома?

Так как это единственный обычный детский дом из трёх, у его воспитанников нет каких-либо ограничений по выбору профессии, все они будут писать ЕГЭ. Поэтому мы хотим мотивировать их получать высшее образование, а не только профтехническое, на которое большинство из них изначально нацелены. Нацелены попросту потому, что их окружение занимается этим, но у них есть возможность доехать до Владимира или… рядом есть еще один город, но я запамятовал название… Но в нем тоже есть университет. Поэтому в прошлый раз была программа, рассказывающая про юридическое и журналистское направления. Мы показывали, как идет судебный процесс, как к этому готовятся разные стороны. То есть знакомили с тем, чем им придется заниматься, если они выберут эту профессию.

Но, кажется, на этом ваша работа с детьми не заканчивается, верно? Напомни, пожалуйста, тьюторский проект тоже ваш?

Да.

И в каких детских домах вы работаете?

Там один детский дом, который находится на Первомайской.

То есть это московский детский дом?

Да, московский. Ребята ездят туда на регулярной основе. Ездить в области каждый раз тяжело, на это нет ни времени, ни денег. Увы. Но в этом детском доме мы помогаем детям, готовим их к ЕГЭ, ГИА.

А чем еще вы занимаетесь, кроме Bakesale’ов, работы с детскими домами?

Донорство крови. Мы регулярно, раз в два месяца, собираем группы и ходим сдавать кровь. Деньги, которые там дают на питание, мы, разумеется, кто хочет, собираем и покупаем что-то для пациентов больницы. В основном им нужны подгузники и влажные салфетки. Они недешевые, как оказалось. Я думал, что всё как-то подешевле.

И что же из этого стоило дороже?

Подгузники. Влажные салфетки - ладно, я еще мог допустить, что они будут недешевыми, но подгузники меня удивили. За одну упаковку 1500 рублей – это немало. Но мы всё равно набираем батарею подгузников и тащим в больницу.

Расскажи про благотворительные вечера, которые вы проводите.

Мы проводим их раз в год. Обычно мы приглашали спикеров, известных благотворителей, музыкальных исполнителей, правда, пока только вышкинского масштаба. В целом, это было мероприятие, где могли собраться все, кому это было интересно. В основном это были студенты и выпускники Вышки, те, кто когда-то был в Outreach’е. Но в последний раз, стоит признать, получилось немного грустно, недостаточно активно. Поэтому в этом году у нас были больше планы провести это всё в новом формате, и очень повезло, что мы смогли скоординироваться с «Открой глаза» и организовать всё вместе.

А почему вы решили работать вместе?

Во-первых, в прошлом году у нас была ситуация, что на Конкурс поддержки студинициатив подалось две благотворительные организации. Правда, по сути, это было наше подразделение, но они подали как отдельный проект, т.к. мы решили, что если будет две заявки, то будет больше вероятность получить финансирование. Но нам наоборот сказали, что эффективнее подавать одну общую заявку.

В этот раз мы подали заявку с проектом фестиваля – и вдруг видим заявку практически на то же самое. И мы подумали: «Зачем делать два одинаковых проекта, когда лучше провести это вместе? Тем более, что два разных вечера проводить – это в два раза больше сил, в два раза больше времени и, главное, в два раза меньше гостей». Поэтому мы и объединились.

Скажи, а проводите ли вы акции по сбору средств?

Нет, в нашем деле главное не финансы, а чтобы люди сами захотели помогать другим. Мы стараемся помогать или вещами, или собственными навыками, которыми мы можем с кем-то поделиться. Важно, чтобы люди сами принимали в этом участие. Правда, иногда люди помогают машинами, это важно. Вообще, все наши финансы идут в основном на транспорт, составление программ и покупку «реквизита» для них.

Расскажи еще чуть-чуть про состав Outreach. Сначала это проект факультета, теперь это общеуниверситетский проект. Есть ли у вас ребята из других университетов, сотрудничаете ли вы с организациями других университетов?

Мы рады видеть всех, кто хочет помогать людям. Нам неважно, из какого кто университета. У нас были и есть волонтеры не из Вышки, и мы не спрашиваем особо «откуда вы приходите?».

Что касается других организаций, мы сотрудничаем с ними в рамках крупных проектов. Например, мы постоянно сотрудничаем со студорганизацией из Рязани, «Точка Опоры», нам помогают несколько московских организаций в финансовом плане. Точнее не в финансовом, а юридическом: icef Outreach не является юридическим лицом, никто из волонтеров не получает деньги за работу, поэтому трудно найти человека, который будет просто так вести финансовую отчетность – это не то, чем хочет заниматься человек, когда приходит к нам. Вот с этим они нам и помогают.

Скажи, привлекаете ли вы к участию в проекте преподавателей Вышки?

Нам очень помогают преподаватели на Bakesale’ах: от них идут большие взносы. Но понятно, что у них нет времени ездить в детские дома, потому что это всегда занимает целый день.

Какие у icef Outreach планы на будущее?

Во-первых, точно продолжим работать по всем направлениям. Во-вторых… с этим уже, пожалуй, не ко мне. После этого года я больше не буду руководить Outreach, т.к. выпускаюсь (На коленях у Андрея лежат две толстые папки с материалами дипломной работы.), но второй координатор, которая в этом году только на третьем курсе, остается. От нее и координатора, который придет на мое место, и будет зависеть будущее icef Outreach. Больше я ничего не могу сказать, разве что посоветовать ребятам, кого выбрать вторым координатором. Но в любом случае я буду им помогать.

Что же, спасибо тебе большое за рассказ. Вижу, что дипломка тебя так куда-то и тащит, поэтому на этом закончим. Удачи на защите!

Точно. (Смеется.) Спасибо большое! Заходите к нам на огонек 4 июня!

Беседовал: Арсений Авчинников
Корректор: Дмитрий Турчанинов

Интервью на сайте High School Press >>>