• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: Покровский бульвар, д. 11, корпус T, Москва, 109028

Тел.: (+7495) 580-89-19

E-mail: icef@hse.ru

Как добраться >>

Руководство
заместитель директора по академическим вопросам Замков Олег Олегович
Заместитель директора по науке Никитин Максим Игоревич

«Я пытаюсь научить студентов разбираться в материале, а не заучивать его»

«Я пытаюсь научить студентов разбираться в материале, а не заучивать его»

© Высшая школа экономики/ Михаил Дмитриев

Алла Фридман преподает в МИЭФ с 2001 года, когда учился первый набор студентов. Она стала одним из тех профессоров, которые наблюдали эволюцию МИЭФ и активно участвовали в его развитии. В интервью Алла рассказала, как вузы России пережили экономические реформы 90-х, почему преподаватели бывают любимыми или не очень и в чем польза университета для личной жизни.

Как я реализовала мечту своих родителей

Сегодня абитуриенты довольно неплохо представляют, что такое экономика и финансы, причем не только благодаря изучению основ экономики в школе, но и просто благодаря жизни в условиях рыночной экономики. В советской время у нас не было такого опыта, а в школе экономические вопросы затрагивали разве что в предмете «Обществоведение», но в силу политизации всех гуманитарных предметов преподавание подобной дисциплины скорее могло оттолкнуть школьника, нежели увлечь.

В экономику меня привела череда случайностей. В моей семье все, так или иначе, были связаны с наукой. Среди моих ближайших родственников были профессора математики и экономики, химии, филологии, истории и востоковедения. Можно сказать, что в каком-то смысле интерес к науке мне передался по наследству. 

Другой причиной для выбора научного трека было место моего обитания. Мы жили в микрорайоне, где все дома принадлежали Академии наук, в моем классе, да и почти во всей школе, учились дети докторов или как минимум кандидатов наук. В школе мне очень нравилась математика, но я не представляла себя теоретиком, поэтому искала какое-то направление из области прикладной математики. Однажды в школу пришли студенты с рекламой экономико-математической школы (ЭМШ) при МГУ, мы с несколькими одноклассниками решили попробовать поступить, у нас получилось. Экономика меня затянула, не столько сама по себе, сколько через увлеченность этой наукой и школьников, и преподавателей ЭМШ. Сейчас в Вечерней школе МИЭФ (ICEF evening school) мы попытались воссоздать дух свободы и творчества, присущий ЭМШ и, на мой взгляд, у наших студентов и выпускников это прекрасно получилось.

© Высшая школа экономики/ Михаил Дмитриев

Я очень хотела учиться именно в МГУ. Выбор университета был не случаен. В свое время родители, будучи медалистами и успешно пройдя собеседование, не были зачислены в МГУ «в связи с отсутствием мест», что, конечно, полный нонсенс. Мне выпала миссия реализовать их мечту.

Как я не променяла науку на бизнес

Учеба в МГУ совпала с годами перестройки, перемены коснулись не только системы образования, но всей экономической и политической системы страны. Первые два курса в основном мы изучали математику, а потом стало не очень понятно, чем заниматься и кем быть. Я даже подумывала, а не перевестись ли мне на ВМК (Факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ – прим.), но в кризисный момент мне очень помог будущий научный руководитель. В эти годы МГУ заключил договор с центральным экономико-математическим институтом (ЦЭМИ) РАН, так была создана совместная кафедра.

Группа ведущих ученых из ЦЭМИ начала читать лекции для студентов МГУ – это позволило нам прикоснуться к неидеологизированной экономической науке

Поскольку мой отец также работал в ЦЭМИ, то он подсказал, на какие дополнительные курсы стоит пойти. Выбор курса по неравновесным экономическим моделям и предопределил мою дальнейшую научную карьеру. Его читал Виктор Меерович Полтерович, я была очарована тем, насколько изящно можно моделировать те изменения, которые происходили в реальной экономике, и тем, как емко и доступно излагаются сложные вещи.

Я закончила с красным дипломом, очевидно – нужно были идти в аспирантуру, но начинались рыночные реформы, и молодым экономистам открылись широкие возможности для работы в индустрии. Большинство моих однокурсников с радостью уходили в бизнес, банки предлагали нам стипендии, если мы еще на последнем курсе заключали с ними рабочий контракт. Меня удержала в науке созданная тогда же Российская экономическая школа. Виктор Меерович, мой научный руководитель, был одним из создателей РЭШ, он предложил поработать там семинаристом. Это был мой первый шаг по направлению к МИЭФ, о создании которого тогда еще не шла речь.

© Высшая школа экономики/ Михаил Дмитриев

В РЭШ несколько лет я вела семинары, взяв эту нагрузку вслед за профессором Амосом Витцтумом, который спустя пару лет стал одним из создателей МИЭФ со стороны Лондонской школы экономики (ЛШЭ). Амос неоднократно приглашал меня в МИЭФ, но в это время у меня одна за другой родились две дочки. В конце концов я пришла преподавать, когда первый набор перешел на третий курс – с тех пор мы с МИЭФ не расставались. 

Как я выбирала научные направления 

Честно скажу, что с маленькими детьми было совсем не до науки. Наука требует свободного времени, возможности сосредоточиться, подумать о прекрасном, почитать статьи. Поэтому в моей карьере преподавание и исследования не всегда шли рука об руку, раньше я была сосредоточена на преподавании, но когда дети подросли, то я смогла вновь вернуться в науку.

Научные направления, которыми я занималась в МГУ, были продиктованы интересами моего научного руководителя, а также теми экономическими реалиями, с которыми нам пришлось столкнуться в переходный период конца 80-х начала 90-х годов.

Экономика, которой нас учили, в тот момент перестала существовать

Поэтому для того, чтобы написать кандидатскую диссертацию, мне пришлось учиться практически заново. Мой научный руководитель занимался неравновесными моделями общего экономического равновесия. Эти модели описывают нерыночные механизмы распределения ресурсов, которые мы в то время наблюдали каждый день в реальной жизни. Это и огромные очереди, и талоны на определенные товары (вместе с сопутствующим стихийным рынком обмена этих талонов) и другие варианты рационирования дефицитных товаров. На наших глазах возникали параллельные системы рынков, когда потребитель мог купить товары в магазине по фиксированным низким ценам или взять тот же товар без очереди по свободной рыночной цене, многократно превышающей фиксированную. Такая система двойных цен фактически не изучалась в экономической литературе. Это была новая реальность, исследование которой с математической точки зрения оказалось крайне непростой задачей.

Потом рынок стал чем-то вполне обычным, и следующим направлением в моей научной биографии стали макроэкономические исследования, посвященные проблеме замещения валют. В условиях гиперинфляции люди пытались спасти свои сбережения от обесценивания и начали использовать иностранную валюту, сначала как средство сбережения, а затем фактически и как средство платежа. Почти в каждом магазине появились обменники, так что можно было отправиться за покупками прямо с долларами. Спустя время инфляция снизилась до разумных значений, но уровень долларизации в экономике оставался достаточно высоким. Этот феномен в экономической науке известен как эффект гистерезиса. Мне хотелось построить модель, позволяющую оценить размеры этого явления и получить численные оценки общественных потерь от долларизации.

Мои научные работы почти всегда были связаны с проблемами, с которыми я сталкивалась в реальности. К идее параллельных рынков в своих исследованиях я вернулась спустя 20 лет, когда моим детям пришла пора поступать в университет. Высшее образование не осталось в стороне от реформ. На рынке высшего образования сложилась двойственная система цен: можно поступить на бюджетное место, затратив определенные усилия на хорошую подготовку к ЕГЭ, или поступить на платное при наличии менее высоких результатов экзаменов.

© Высшая школа экономики/ Михаил Дмитриев

Вузы (многие из которых являются государственными) конкурируют за талантливых абитуриентов, но государство напрямую влияет на эту конкуренцию за счет политики распределения бюджетных мест. Введение скидок является ответом на интенсивную конкуренцию элитных образовательных программ за сильных абитуриентов. В такой ситуации изменение объема государственного финансирования или способа его распределения неизбежно затрагивает всех игроков рынка, в том числе, и тех, кто не получает финансирования из госбюджета.

Как быть лучшим преподавателем

Как правило, студенты делятся на тех, кто меня вспоминает как «любимого преподавателя», и тех, кто не разделяет мои принципы и подходы к преподаванию. Думаю, это нормально. Гораздо хуже, когда преподаватель не оставляет в душе студента никаких эмоций. Да, учиться у меня трудно, я пытаюсь научить студентов разбираться в материале, а не заучивать его, включая модели и концепции. К моим экзаменам невозможно подготовиться, прорешав задания прошлых лет. Хотелось бы дать совет будущим абитуриентам: независимо от того, собираетесь вы поступать через ЕГЭ или нет, участвуйте в олимпиадах по любым предметам – это разовьет вашу креативность и позволит вам легче адаптироваться к учебе в вузе.

Студенты, которым удается справиться с моими курсами, даже, если это получается не с первого раза, помимо конкретных знаний приобретают уверенность в том, что им по плечу любые задачи, и эта уверенность дорогого стоит. Тот факт, что в сложной ситуации ты не опустил руки, не сдался, а продолжал идти к поставленной цели, заслуживает уважения и поднимает самооценку. У меня была студентка, которая смогла справиться с экзаменом лишь с третьей попытки, а потом поступила в западную магистратуру, а сейчас является аналитиком в области макроэкономики и работает в Европе.

Сегодня что-то дается с большим трудом, а потом становится твоим любимым делом. В 1970-х годах экономистом Майклом Спенсом была предложена модель, объясняющая, что даже если бы получаемые знания оказались бесполезными в будущем, то образование все равно стоило бы получать, так как диплом позволяет подать работодателю сигнал о том, что ты являешься наиболее талантливым кандидатом. Освоение сложной программы не по силам рядовым соискателям вакансии. Дипломы, полученные в МИЭФ, как раз служат таким сигналом, в индустрии знают, что его обладатель не испугается сложных задач.

Я объясняю студентам: учиться в МИЭФ тяжело, но это именно те трудности, преодоление которых гарантирует вам зарплатную премию в будущем 

Помимо креативного подхода, студенты ценят симметричность требований, которые я предъявляю к себе и студентам. Я пытаюсь на собственном примере показать, что соблюдение дедлайнов – это не прихоть, а необходимый навык, который востребован в любой работе. Со своей стороны я никогда не опаздываю, заранее вывешиваю необходимые материалы и проверяю в срок работы, а взамен прошу такого же трепетного отношения к дедлайнам со стороны студентов. Наконец, мне кажется немаловажным тот факт, что я стараюсь поддерживать коммуникацию со студентами, объяснять принимаемые мною решения и по возможности реагирую на поступающие со стороны студентов конструктивные предложения, а потом даю обратную связь. Действительно важно донести до каждого студента, что мне не безразлично их мнение, я забочусь о качестве выпускников МИЭФ, и в этом наши долгосрочные цели совпадают.

Как выглядит преподавательская «кухня» МИЭФ

Мне удалось поработать во многих учебных заведениях, а потому есть, с чем сравнивать. В то время, когда я пришла преподавать в МИЭФ, многие вещи были абсолютно новаторскими. Например, МИЭФ стал первым институтом без кафедр, преподаватели здесь никак не разобщены, не нужно делать мучительный выбор между кафедрой микро- или макроэкономики. Это хорошая система, которая не подразумевает искусственных административных преград, что помогает выстроить правильную систему связей между преподаваемыми курсами.

© Высшая школа экономики/ Михаил Дмитриев

В последнее время у студентов становятся все более популярными курсы, связанные с анализом данных и машинным обучением, в связи с этим возникают новые требования к базовым дисциплинам. МИЭФ гибко на это реагирует и модифицирует эти дисциплины, предлагая студентам целые линейки новых курсов по выбору. 

В МИЭФ есть прекрасная система научно-методического обеспечения не только исследовательской, но и преподавательской деятельности. Научно-методический отдел занимается работой с преподавателями, проводит вводные семинары, знакомит с культурой преподавания в МИЭФ. Здесь принято устраивать тестовые занятия, когда новый преподаватель презентует небольшой фрагмент занятия коллегам, а потом мы проводим совместное обсуждение. Внутри МИЭФ активно используется практика взаимопосещения занятий, что позволяет своевременно получать конструктивную критику со стороны коллег, и кроме того – быть в курсе того, что и как преподается на разных предметах.

Профессора активно делятся своими преподавательскими находками, что позволяет нам не отставать от студентов в области диджитализации процесса обучения. Например, задолго до пандемии, вынудившей нас всех искать новые средства презентации материала, мы вместо статичных слайдов начали читать лекции с использованием планшетов, на которых можно писать поверх слайдов, выводя изображение на доску. Это позволило нам без особых потерь переключиться на удаленное обучение в период пандемии.

Помимо встреч преподавателей дисциплин одного предметного блока, в МИЭФ организуют методические семинары, где рассматривают вопросы, важные для преподавания любых дисциплин.

В том числе мы обсуждаем подходы к оцениванию и варианты обратной связи – важно дать студенту возможность осознать, в чем именно была ошибка в предложенном им решении

После каждой сессии в МИЭФ проходит встреча преподавателей и администрации, на которой обсуждаются оценки. Как только мы видим, что по каким-то предметам студенты демонстрируют существенное ухудшение результатов, то пытаемся определить причины, ищем способ помочь студентам. Именно из таких обсуждений в свое время возникла практика Help Room (дополнительных консультаций). Администрация очень тонко и ненавязчиво пытается помочь сделать учебную жизнь лучше для всех, как студентов, так и преподавателей, но в то же время никогда не посягает на автономию профессора.

Как родилась совместная программа с Лондонским университетом

Программа МИЭФ сегодня не является такой, какой она была 20 лет назад, мы идем в ногу со временем и во многом даже опережаем его. Мы пытаемся максимально либерализовать программу, предоставив студентам выбор даже в части обязательных дисциплин. Так, например МИЭФ ввел целую линейку курсов по анализу данных, еще до того, как в ВШЭ стартовала программа по освоению навыков культуры работы с данными (Data Culture). Сейчас даже первокурсникам мы предлагаем несколько курсов по программированию на выбор в зависимости от начальной подготовки студентов и их интересов.

В целом подход МИЭФ к образованию можно назвать «кастомизированным» или индивидуальным, позволяющим студентам корректировать учебный трек в соответствии со своими интересами. Мы непрерывно развиваем программу, в том числе за счет введения новых специализаций: если при создании МИЭФ была открыта лишь одна специализация «Экономика», то теперь студентам предлагается широкий спектр специализаций, от теоретических, таких как «Экономика и математика», «Экономика» и «Экономика и Финансы» до прикладных, включающих «Бухгалтерский учет», «Менеджмент», «Экономику и банки».

© Высшая школа экономики/ Михаил Дмитриев

Для того, чтобы убедиться в успехе проекта программы двух дипломов, достаточно посмотреть на выпускников и на то, как МИЭФ за эти годы превратился из одной маленькой группы студентов в огромный институт, где на каждом курсе учится по 10-12 групп, наряду с бакалавриатом создана уникальная магистерская программа «Финансовая экономика», открыты международные научные лаборатории и создан штат постоянных преподавателей, нанятых на международном рынке труда. В будущем году МИЭФ празднует юбилей – 25 лет, надеюсь мы сможем рассказать о том, как все здесь устроено изнутри, и познакомить абитуриентов с нами ближе.

Как совмещать личное и академическое

Обе мои дочери учились в Вышке, одна на совместном бакалавриате ВШЭ и РЭШ, а другая в МИЭФ. Когда старшая поступила в МИЭФ, то я сразу обратилась к руководству с просьбой освободить меня от преподавания на этом курсе и по возможности перевести на другие предметы. Очень благодарна МИЭФ за то, что меня поняли и поддержали, потому что для того, чтобы удовлетворить мою просьбу, коллегам пришлось на время оставить курсы, которые они привыкли читать, и инвестировать дополнительные силы в то, чтобы переключиться на новую для них дисциплину. Курс, на котором училась моя дочь, стал в истории МИЭФ уникальным – единственным, где я не преподавала ни один предмет.

Честно скажу, я очень переживала и была готова на время уйти из МИЭФ, чтобы дать дочери спокойно получить образование. После окончания МИЭФ дочка говорила, что все время обучения чувствовала на себе двойную ответственность и просто не могла меня подвести, стараясь изо всех сил соответствовать высоким ожиданиям. 

Дочь вспоминает годы обучения в МИЭФ как лучшие годы, хотя учеба ей не всегда давалась легко, на первых курсах она тратила много сил просто на то, чтобы привыкнуть к новой системе обучения. Ее усилия помогли мне критически, глазами «потребителя», посмотреть на нашу программу, и попытаться более равномерно распределить нагрузку студентов. После окончания МИЭФ дочь вместе со своим другом-однокурсником продолжили обучение в магистратуре в Европе, а впоследствии они поженились, так что теперь в нашей семье не один выпускник МИЭФ.

В научной литературе часто говорят, что университет дает не только образование, но и прекрасную возможность устроить свою личную жизнь, так как это прекрасный marriage market (рынок брака – англ.). В МИЭФ действительно сложилось множество семейных пар, и мы с радостью увидим среди абитуриентов детей наших выпускников.