• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: Покровский бульвар, д. 11, корпус T, Москва, 109028

Тел.: (+7495) 580-89-19

E-mail: icef@hse.ru

Как добраться >>

Руководство
заместитель директора по академическим вопросам Замков Олег Олегович
Заместитель директора по науке Никитин Максим Игоревич

«Я не знаю удовлетворения сильнее, чем от выигранной партии»

«Я не знаю удовлетворения сильнее, чем от выигранной партии»

© МИЭФ

Студенту бакалавриата МИЭФ Семену Ломасову присвоено звание гроссмейстера после участия в турнире European Chess Club Cup, который проводился в Македонии в сентябре. В интервью Семен рассказал, что такое «карьера шахматиста», как интуиция в игре начинает заменять методы и что изменилось с приходом искусственного интеллекта.

О том, как я полюбил шахматы 

Шахматы появились в моей жизни благодаря отцу, который их всегда очень любил. Он научил меня играть в 4 года, в 5 лет я уже пошел в шахматную секцию детской спортшколы. Сразу были успехи, мне это нравилось, и родители поощряли занятие шахматами. В школе учеба мне давалась легко, поэтому почти все свободное время я посвящал игре. На первом курсе университета я еще продолжал играть, в учебе помогали сильная школьная база и общая логика, но потом началась пандемия, турниры прекратились, так что я на полтора года ушел из шахмат. Хотя в Вышке есть свой шахматный клуб, но поскольку я профессиональный шахматист, то попросту не могу найти там партнеров для тренировок.  

Шахматы – это образ жизни, который установился с самого детства, и я уже не могу от него отказаться. У меня есть четкое понимание, над чем работать и что делать, чтобы усиливать игру, как готовиться к турнирам. Участвовать в турнирах обязательно не только чтобы расти, проверяя заготовки на практике. Турниры воспитывают важные личные качества – как и любой спорт шахматные соревнования очень помогают в повседневной жизни. 

Я не знаю удовлетворения сильнее, чем от выигранной партии. Даже если ты пишешь экзамен на отлично, это слабое сравнение с удовольствием от успешной игры. Кроме того, шахматы – это творчество, ты постоянно что-то придумываешь, открываешь новые идеи, ставишь задачи и работаешь над ними, что тоже очень увлекает. Уверен, что шахматы развивают мозг и учат находить интересные решения. 

Про карьеру шахматиста 

Бытует мнение, что все шахматисты – блестящие математики. Могу сказать, что это не так – среди них столько же математиков, сколько и гуманитариев. Более того, на мой взгляд, одно не обязательно мешает другому. Вообще среди топовых шахматистов сейчас нет людей, которые где-либо учились или что-то заканчивали: профессиональные шахматы – это очень узкоспециализированное занятие, которое требует огромного количества времени. Поэтому в 17 лет выбор встает перед каждым, кто думает стать профессиональным шахматистом и у которого есть возможность учиться в университете – чем жертвовать? Мне так же предстояло принять решение, но я выбрал учебу.  

Если не посвящать всего себя шахматам, то можно добраться до топ-50, но пройти дальше не выйдет 

Это очень жесткий выбор, а оправданный или нет – каждый решает для себя. 

Уровень шахматиста определяется международным рейтингом, который определяется по результатам сыгранных партий. Гроссмейстер – это высшее шахматное звание, для выполнения которого требуется определенный рейтинг и несколько нормативов. По России я примерно нахожусь на 70-м месте, в мире – на 450-м, хотя сейчас я немного потерял форму после того, как прекратились матчи из-за пандемии.  

Наверное, я б не вернулся в шахматы, но в какой-то момент поехал на турнир и обнаружил, что все, с кем я до недавнего времени соревновался, ушли далеко вперед. Меня это задело, проснулось желание восстановиться и показать себя в этой дисциплине – поэтому летом я прошел много турниров, сыграв в общей сложности 37 партий. Кроме того, у меня прекрасный тренер. 

Про игры с нейросетями 

До 2018 года программы для тренировки шахматистов на компьютере писались вручную программистами. Проблема компьютера как «игрока» была в том, что при мгновенном просчитывании миллиарда позиций он машинным способом выбирает лучшую. Тогда как в шахматах очень важна человеческая логика и интуиция, умение видеть не миллиарды ходов, а правильный план. Нейросеть работает в другой парадигме – по-другому устроены расчет и оценка ходов. В 2018 году нейросеть буквально порвала компьютер в определенных позициях, поскольку у нее есть «понимание» выбранного решения, а этот фактор играет огромную роль в шахматах. 

До прихода ИИ у меня и коллег было ощущение, что шахматы скоро станут игрой, где почти всегда будет ничья. Все основные линии давно проанализированы с компьютером, но теперь шахматы заново родились. Это событие совпало с моим поступлением в МИЭФ, и когда я после перерыва приехал на турнир, то с ужасом обнаружил новый мир шахмат. Все мои оппоненты ушли далеко вперед, за почти два года они буквально впитали в себя культуру нейросетей – а я нет. 

Про турниры 

Турнир European Chess Club Cup проводился в Македонии, игры шли в течение недели в офлайн-формате. Дело в том, что шахматы – такой вид спорта, который по многим причинам не перенести в онлайн. Для участников это особая культура – играть за доской, общаться с оппонентом, знакомиться с новыми людьми в международном шахматном сообществе. Это уникальные впечатления и живой азарт.  Команда, в которой играл я, заняла пятое место – это очень хороший результат. Например, команда, в которой играл действующий чемпион мира Магнус Карлсен, получила только 13-е место. 

Нельзя сказать, что участие в турнирах дает какие-то особые бонусы для «карьеры» или «портфолио». Ты просто играешь и увеличиваешь свой рейтинг, чтобы играть еще больше. Если удается войти в топ, тебя начинают приглашать на крупные турниры с серьезными призами, если нет – на турниры меньшего масштаба, хотя многие из тех, кто не пробивается на самый верх, начинают пробовать себя в качестве комментатора или тренера. Как правило, организаторы турниров либо платят за участие игрокам моего уровня, либо собирают большой призовой фонд, хотя иногда шахматисты ездят за идею и за опытом, но это редкость.  

Многие шахматисты ведут свои YouTube-каналы, я также записываю видео для канала Levitov Chess, часто комментирую турниры, на которые меня приглашают в роли эксперта. По удовольствию для меня комментирование и тренерство в шахматах сопоставимо с самой игрой. 

Про шахматные «школы» 

Есть очень сильные национальные школы и разные подходы к игре в шахматы. Традиционно, до внедрения компьютеров, наиболее эффективным считался теоретический подход: изучалось большое количество типов позиций, на их основе выводились принципы лучшей игры в разных позициях, и шахматистов учили следовать этим принципам. Этим, например, отличалась советская шахматная школа. Но в начале нулевых появились компьютеры, которые начали играть сильнее людей, и с каждым годом делают это все лучше.   

Сейчас обыграть программу в шахматы равносильно вызову посчитать производную быстрее компьютера

У шахматистов нового времени появилась возможность расти за счет анализа позиций с компьютером, наблюдения за его ходами и развития собственной шахматной интуиции. Есть знаменитый французско-иранский шахматист Алиреза Фируджа, который входит в десятку лучших в мире, ему 18 лет, и у него до смешного низкий уровень понимания шахматных позиций. При этом на невероятном уровне развита интуиция. Для меня игра больше построена на феноменальных качествах, чем на чистой логике и аналитике. 

В мире, пожалуй, только одну страну можно назвать лидером по «производству» гроссмейстеров, и это Индия, где на уровне государства реализуется проект поддержки шахмат. Сейчас в топ-200 можно найти 5 шахматистов из Индии младше 18 лет, при этом 3 из них нет и 16. Через несколько лет эти ребята войдут в топ-10, тогда уже можно будет говорить о том, что воспитана новая, индийская школа шахматистов. 

Об учебе в МИЭФ 

Когда пришло время выбирать вуз, я не особенно искал – понимания, какую дисциплину хочу изучать, не было. Выбор пал на МИЭФ, поскольку там учился мой брат, некоторые знакомые из шахматного мира также его рекомендовали. Кроме того, я думаю, что экономика – такая дисциплина, которая всегда пригодится в жизни, также большим плюсом стало обучение на английском языке. Сейчас я на третьем курсе, пока у меня не сложилось видения себя в будущем, но по крайней мере навыки, которые я получу на этой специальности, обязательно пригодятся для дальнейшей карьеры.  

Пока я ищу себя, тренирую, комментирую, но это скорее подработка, чем цель.  Главная причина того, что я не занимаюсь шахматами всецело, в том, что мне все интересно, и я еще не сделал для себя главный выбор. Буду пробовать себя в разных направлениях, искать что-то новое и нешаблонное. Шахматы всегда останутся со мной как приятное и полезное занятие помимо основного.