• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: Покровский бульвар, д. 11, корпус T, Москва, 109028

Тел.: (+7495) 580-89-19

E-mail: icef@hse.ru

Как добраться >>

Руководство
заместитель директора по академическим вопросам Замков Олег Олегович
Заместитель директора по по науке Никитин Максим Игоревич

«Ищите не лучший университет, а преподавателя, с которым вам будет интересно расти»

Алексей Ахметшин, обладатель ученой степени PhD Колумбийского университета в области математики успешно совмещает академическую деятельность с прикладной, работая в одном из ведущих европейских банков. В интервью Алексей рассказал, за что студенты любят преподавателей, как правильно выбирать зарубежную магистратуру и чем линейная алгебра полезна в любой карьере.

«Ищите не лучший университет, а преподавателя, с которым вам будет интересно расти»

- Вы шесть раз становились лучшим преподавателем в конкурсе голосования студентов. Что на ваш взгляд характеризует хорошего преподавателя?

Все-таки слово «лучший» я бы заменил на «популярный». Хороший преподаватель — человек, который знает свой предмет, любит про него рассказывать, умеет терпеливо слушать вопросы и на них отвечать. А какой преподаватель станет популярным у студентов — может зависеть от самых неожиданных вещей, как и любая популярность в современном мире. Например, я как лектор участвовал в наборе иностранных преподавателей на курс математического анализа. Иногда мне казалось, что вот этого преподавателя уж точно полюбят студенты — но, я ошибался, и общение у них не складывалось. Может, дело в культурных различиях или даже в том, что преподаватель слишком старался быть «хорошим» для ребят.

Кроме того, в МИЭФ имеет значение преемственность «вкусов», то есть, студенты старших курсов передают студентам младших курсов свое восприятие преподавателей, поэтому часто популярность, равно как и непопулярность, просто переходит по наследству.

- Слышала от выпускников МИЭФ, что им дают больше, чем нужно знать на уровне выпуска, и когда они поступают в зарубежные магистратуры, этой базы хватает еще на год вперед. Действительно ли это так? И почему?

Я соглашусь. В МИЭФ программы большинства курсов связаны с требованиями Лондонского университета. Эта международная программа – вообще важный структурный момент для МИЭФ. Она задает базовый уровень. С одной стороны, это ограничение для преподавателя, а с другой стороны — это стимулирует самовыражение, желание добавить важный материал и свое видение предмета. Наши преподаватели, особенно «лучшие», отличаются именно этой «экстра» добавкой к базовому уровню. В результате внутренние экзамены МИЭФ осенью, зимой и весной сложнее внешних итоговых в конце года. Видимо эти «экстра» знания и помогают выпускникам быстрее адаптироваться в зарубежном вузе и быть выше многих своих коллег по учебе.

- Вспоминая собственный опыт, где вы получили такие «экстра» знания и впечатления, которые повлияли на ваше академическое эго?

Расскажу одну историю. В 1990-х я учился в Колумбийском университете в Нью-Йорке. У меня был замечательный преподаватель — Джоан Бирман, которая в 40 лет, родив трех детей, решила снова заняться математикой, защитила диссертацию и стала профессором, оставаясь отчаянной активисткой в самых разных областях. Ей было 72 года, когда я учился у нее в аспирантуре, и мне казалось, что мы с этой «бабулей» будем просто мило беседовать. Но после первого доклада она отчитала меня так строго, что пришлось пойти в библиотеку и переделать весь доклад заново – со всеми деталями и подробностями – и навсегда забыть русский подход «тяп-ляп». Эта история показала мне, кто такой настоящий профессионал — даже если ширма добродушия прикрывает жесткость и глубокую требовательность, без которой дисциплина, а значит и высокие требования студента к себе, невозможны.

- Часто ученым непросто построить коммуникацию со студентами — как считаете, нужно ли преподавателю учиться коммуницировать с аудиторией? Упрощаться, в каком-то смысле?

Как говорится, если что-то хорошо работает — то не надо это чинить. В МИЭФ хорошо налажены взаимоотношения профессоров и студентов. Работает обратная связь. Например, дважды в год проводится подробное анкетирование в рамках которого ребята оценивают своих преподавателей и могут оставлять комментарии о процессе обучения — мы к ним прислушиваемся и стараемся что-то менять в ходе лекций, чтобы студентам было легче усваивать материал.

Сейчас много говорится про фундаментальное онлайн-обучение. На мой взгляд, нужно осторожно относиться к любому поветрию и не бросаться сразу в омут с головой, переводя университеты на цифру.

- Почему русские математики за рубежом на вес золота? Что особенного в русской математической школе?

Мне кажется, что в любой разумно устроенной организации ценят людей, которые умеют соображать. В России не перевелись еще места, где хорошо учат математике, а математика развивает способность к соображению, поэтому среди выпускников по математическим специальностям у нас велико число соображающих людей. Они добиваются успеха по всему миру.

- Стоит ли еще во время учебы осваивать математику «практически» - то есть в какой-либо узкой профессиональной области?

Мне кажется, что занятия абстрактной математикой вообще развивают в человеке очень важный навык — способность воспринимать и структурировать новые знания. Мир меняется так быстро, что с момента поступления в МИЭФ и до выпуска на глазах студента может смениться несколько трендов в его профессиональной области, которые невозможно — да и не стоит — изучать в рамках фундаментального образования. Тогда как занятия математикой позволяют человеку анализировать, понимать и усваивать новые темы и тем самым всегда перестраиваться под нужды рынка.

- Как насчет «цифровой экономики»? Стоит ли менять и фундаментальное образование в угоду вездесущему тренду?

Есть какие-то тренды, которым стоит следовать. Например, программирование, конечно, осваивать нужно – умение писать код своими руками украсит любое портфолио/резюме. Когда я был школьником, большое значение придавали таким урокам, как черчение — а сейчас рабочий процесс профессионального архитектора, например, почти полностью компьютеризирован. Но речь не о каком-то конкретном языке программирования. В отличие от конкретного языка, общие идеи (алгоритмы, структуры данных, объектно-ориентированное программирование) — довольно стабильная вещь.

В то же время, смещать акцент на прикладные вещи, которых требуют какие-то модные тенденции, на мой взгляд, стоит только на старших курсах. Студенты меня спрашивают: какие дисциплины нужно осваивать для работы в области Data Science? Я говорю — выучите хорошо линейную алгебру, и вас ждет успех.

- Кем могут работать выпускники, особенно сильные в линейной алгебре или матанализе?

Есть такая общая профессия, «аналитик», которая очень востребована, в частности, инвестиционными банками. Аналитик часто получает задачу типа «пойди туда не знаю куда» - формулировка нечеткая, критерии размыты, данные если и есть, то требуют очистки. Нужно навести порядок как в теоретической части, так и в прикладной. В этом смысле математический анализ, как устоявшаяся наука с известными аксиомами, теоремами, способами рассуждения, дает хороший пример того, как в принципе может быть устроено поле человеческой интеллектуальной активности, в котором такой порядок наведен.

- Например, как у вас?

Да, помимо преподавания, я работаю в инвестиционном банке «квантом». Квант — это такой человек, который применяет математику и программирование для написания торговых стратегий, ну и еще терпеливо вникает в административные вопросы, поскольку всякая инвестиционная деятельность требует частых юридических согласований. Работа помогает мне, когда приходится сочинять экзамен по математическому анализу — некоторые задачи я адаптирую из банковской среды.

- Нужно ли учиться на западе?

Каждая семья решает этот вопрос по-своему. Думаю, в какой-то момент правильно уехать подальше от родителей, чтобы почувствовать себя независимым и перестроить мышление. Поехать в другую страну полезно для того, чтобы познакомиться с другим менталитетом. Мир становится глобальным, и чем больше международного опыта человек приобретает, тем больше связей и возможностей построить карьеру или просто получить поддержку.

- Где бы вы рекомендовали продолжать обучение своим студентам?

Ко мне регулярно приходят ребята с просьбой написать рекомендацию в различные западные вузы в магистратуру или PhD. Я им всегда советую: определитесь, чем вы хотите заниматься, читайте научные статьи и ищите не лучший университет, а преподавателя, с которым вам будет интересно расти.

А если решите строить карьеру — то ставьте самые амбициозные цели, ни больше ни меньше как попасть в тройку лидеров в выбранной вами области. Даже стажировка или небольшой опыт работы задаст новую планку в карьере.

Соня Шпильберг, специально для МИЭФ НИУ ВШЭ