• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

119049 Москва, ул. Шаболовка, дом 26, корпус 3

Тел./факс: (+7495) 580-89-19, (+7495) 772-95-90 * 26124
E-mail: icef@hse.ru

Дополнительные контакты

 

Руководство

 

директор, кандидат экономических наук — Яковлев Сергей Михайлович

 

заместитель директора по академическим вопросам, руководитель бакалаврской программы, кандидат экономических наук — Замков Олег Олегович

 

заместитель директора по по науке, руководитель магистерской программы, кандидат экономических наук, PhD — Никитин Максим Игоревич

«Я пользуюсь конспектами вышкинских лекций на работе»

Сергей Козлов - выпускник бакалавриата МИЭФ 2006 года. По окончании МИЭФ поехал стажироваться в Данию в компанию APV Heat Transfer, где остался работать. В 2009 году начал работать в LEGO, затем представлял компанию в Праге, Будапеште, Москве. Сейчас занимает должность Operations Director в офисе компании LEGO в Сеуле, готовится занять позицию руководителя сеульского офиса.


Как выяснилось этой весной, из 56 тысяч кубиков LEGO получается 8-метровый корабль «Титаник», и складывать незамысловатые детали за более чем полвека существования компании людям все еще не надоело. Сергей Козлов, выпускник МИЭФ и директор по операционной деятельности LEGO, в рубрике «Конструктор успеха» рассказал, почему ему нравятся переезды, можно ли играть в кубики на рабочем месте и почему семейная компания Кристиансенов не увольняет сотрудников.

Как вы попали на стажировку в Данию?

Для этого нужен был всего лишь отличный английский, и в моем случае именно он повлиял на то, что одобрили мою кандидатуру. Компания APV Heat Transfer, куда я поехал стажироваться, постоянно приглашает к себе поработать сотрудников из зарубежных офисов, а также студентов с двойным дипломом.

Это был ваш первый опыт применения теоретических знаний?

До поездки я немного подрабатывал в московском офисе дилера APV, с лета 2015 до выпуска летом 2016, но поехал в Данию с четким намерением научиться все правильно делать. На самом деле произошло некое разочарование, потому что компания, в которую я попал, имела своеобразный подход к обучению новичков — это был метод «от противного», то есть — как не надо делать. Это тоже учеба, но не самая приятная. Самая большая ценность этой поездки была в том, что я научился легко перемещаться из страны в страну, быстро приспосабливаться, что, как потом выяснилось, очень пригодилось.

Эта была работа по специальности?

Отчасти. Когда я только приехал, у меня состоялся разговор с координатором моей стажировки. Он спросил — какое у тебя образование? Экономика и менеджмент. Он говорит — хорошо, тогда полгода будешь заниматься экономикой, а следующие полгода будешь работать в отделе менеджмента. Но координатор решил уволиться через три дня после моего прихода в отдел (надеюсь, что не из-за меня), и мне предложили его позицию — пришлось позабыть о специализации, прыгнуть с головой в рутину и заняться всем сразу.

Как вы адаптировались к культуре чужой страны?

Сложно адаптировался. Все классические этапы у меня прошли как по учебнику. Сначала было чувство эйфории — вот я уехал в европейскую страну, это классно. Но действительность больно ткнула меня носом куда положено, долгое время я пытался воспринимать все позитивно, при этом регулярно порывался уехать домой, потому что в Дании у меня почти не завелось друзей. В этом плане европейские северные культуры очень закрыты, там дружат с детства и уже сложившимися комьюнити, иностранцу очень сложно найти друзей. Но меня хотя бы поддерживало общение с коллегами.

Почему вы решили остаться, что было причиной?

Самая главная причина — моя жена-датчанка. Под конец стажировки мы с ней серьезно обсуждали возможность уехать еще куда-то, но в итоге меня оставили поработать в компании еще на два года. Это было интересно, потому что работа была не по профилю, и победила любознательность. А потом случился крутой поворот — и все завертелось.

Как он случился?

Как и все самые интересные вещи в жизни, то есть — случайно. В компании дела шли не очень, и ее перекупили. Все начали потихоньку увольняться, обсуждали, куда бы податься. Однажды жена принесла домой газету с объявлением типа: есть производство, требуется человек для управления со знанием восточноевропейских языков и пониманием бизнес-процессов — подразумевалось, что работа будет с Восточной Европой и Россией. Мы посмеялись: исходя из объявления, эта работа предлагала все то, чего мне здесь не хватало и почему я так долго порывался уехать. Но я все же отправил резюме, и на следующий день меня пригласили на интервью, а через день я уже ехал на интервью с руководителем LEGO. LEGO? Классно! К концу недели я вышел на работу с контрактом на руках, и с 1 марта 2009 года у нас в семье наступила веселая жизнь. Сейчас я работаю в Сеуле, пройдя до него через офисы четырех стран.

На какую позицию вы туда пришли?

Позиция сложно переводится на русский язык, но это была работа, которая подразумевала коммуникацию со всеми сотрудниками, которые задействованы в сфере взаимодействия с клиентами. По-английски это звучало так: Order Manager. По сути — некий симбиоз Service, IT, Demand Management, Logistics и еще чего-то.

Как в LEGO ищут персонал?

В LEGO своя философия в этом плане. Образование всегда учитывается, но оно не имеет решающего значения. Ну, зададут пару профильных вопросов, чтобы понять, разбирается человек в том, о чем он говорит, или нет. Самый большой упор всегда делается на культурную совместимость сотрудника и компании — например, есть ли у человека те поведенческие черты и ценности, которые впоследствии помогут кандидату, насколько человек подходит под корпоративную культуру компании. У руководителей есть гайдлайны, HR выдает их тем, кто нанимает персонал, там рекомендованные темы для интервью, большую часть которого занимают культурологические вопросы.

Сейчас я дружу с начальником, и он рассказал, что меня наняли за то, что к середине интервью он не понимал, кто кого интервьюирует. Им очень важно, чтобы человек был открыт, любознателен, образован в широком смысле, поэтому по большей части на интервью хотят рассмотреть твои особенности характера, услышать, какие у тебя цели, долгосрочные и краткосрочные, какие в жизни ценности и т. д. Часто еще довольно много времени уделяется взгляду кандидата на игрушки и детство. Иногда могут и кубиков насыпать и попросить построить что-либо или попросить рассказать, как кандидат проводит время с детьми, при их наличии, разумеется.

Тем не менее, это огромная компания, огромный бизнес — неужели ни разу не вспомнили эконометрику или статистику?

Конкретные предметы, как ни странно, пригодились не сразу, но по прошествии лет девяти. Все темы, связанные с бухучетом и финансами, становятся важны для любого человека, который выступает в роли менеджера. Плюс в том, что бухучет в МИЭФ был британский, а он очень схож с европейским, тогда как российский очень отличается. Но что еще интереснее — если бы мне кто-то сказал году этак в 2003, что мне когда-нибудь в жизни понадобится эконометрика, статистика и иже с ними, я бы ни за что не поверил. А сейчас я так часто вспоминаю лекции О.О. Замкова и В.И. Черняка, что даже нашел свои старые записи и активно пользуюсь конспектами вышкинских лекций на работе. Две эти дисциплины незаменимы в сфере потребительских товаров.

Для меня LEGO — это волшебная фабрика Вилли Вонки. Как на самом деле выглядит компания изнутри?

Именно так все и выглядит. У нас все офисы завалены кубиками, и в порядке вещей во время деловых встреч что-то из них собирать. В офис всегда завозится весь текущий ассортимент, чтобы в стрессовые минуты было чем руки занять. Чтобы попасть на свое рабочее место, мне нужно пройти через кухню, play station, массажные кресла и горы разнообразных кубиков.

Это не демотивирует сотрудников?

У нас свобода выбора скорее приветствуется, все мы ответственны за какой-то фронт работ, который нам определен, и у нас нет фиксированных рабочих дней, если я хочу работать из дома — я буду работать из дома, и тем более никого не удивит, если ты рубишься посреди рабочего дня в play station. Главное — выполняй свою работу. Нас меряют не по часам, а по результатам, компания четко и жестко выстраивает hr-процессы, которые позволяют мне как руководителю в течение года легко выяснять, насколько продуктивна моя команда, и давать им обратную связь.

Какие требования предъявляются к сотрудникам, как оценивается их успешность? Какова вообще иерархия в компании?

В компании 10 уровней, от любого рабочего на заводе до президента компании всегда 10 шагов. Раз в год каждому сотруднику даются определенные цели на год, в компании больше половины этих целей — общие, но, как правило, чем выше ты в иерархии, тем меньше у тебя индивидуальных целей и тем больше твой вклад в общее дело. Эти общие цели более коммерческие — продажи, прибыль и т.д. Всех руководителей обязательно проверяют по уровню удовлетворенности сотрудников своей работой. Измеряется также уровень удовлетворенности клиентов. От показателей зависит количество поощрительных бонусов — от 5% до 50%.

У нас есть такая практика как People Review Process, когда мы оцениваем всех сотрудников по эффективным поведенческим параметрам. Это специальный тест, в результате которого выявляется потенциал сотрудника — так, например, мы определяем талантливых, тех, кто способен думать в глобальном масштабе и уже перерос свои нынешние обязанности. Это хороший способ давать расти тем, кто хочет делать карьеру.

Возможно студенту попасть на стажировку в LEGO?

Конечно, мы часто берем студентов на стажировки и дружим с университетами, потому что LEGO — компания, которая в первую очередь работает для более молодого поколения. В офис к нам приходят экскурсии из детских садов и школ. Например, здесь в Сеуле к нам раз в году приводят ребят из выпускного класса, и мы проводим карьерный день, даем опробовать рабочие обязанности в разных отделах, чтобы помочь школьникам сделать осознанный выбор карьеры.

Какие образовательные системы существуют внутри компании?

В компании есть ряд курсов, которые обязательны для всех в плане понимания философии и этики компании. Дальше есть курсы по желанию, они стоят денег, которые может выделить твой руководитель по своему усмотрению. Выбор большой — начиная от личностного развития до компьютерных курсов. Сейчас я, например, готовлю себе замену — это девушка из моей команды, директор офиса нанял коуча, чтобы тот ее подготовил главным образом с психологической точки зрения, это самая сложная часть карьеры, и чему формально нигде не учат.

Вам приходилось обучаться как руководителю, на МВА, быть может?

Я постоянно учусь. Я закончил МВА в 2014 году, это был больше эмоциональный порыв, чем служебная необходимость, но в итоге все вылилось в огромный плюс для карьеры. Это более прикладное образование, там ты варишься в группе людей, которые уже понимают, о чем говорят, потому что речь идет о конкретных коммерческих вещах. В МВА огромный упор сделан на лидерские качества, на понимание динамики работы в коллективе, в этом плане бизнес-образование неоценимо. Я стараюсь хотя бы раз в год посещать семинары и курсы, чтобы поддерживать себя в форме.

Для сотрудников есть курсы по сбору LEGO-продуктов?

Вместо курса у основателей компании есть убеждение: все, что ты построишь, все замечательно. Это наша философия, мы стараемся продвигать умение строить не как надо, а как хочется. У корейцев с этим огромные проблемы, учитывая то, что они зацикливаются на формальном образовании, и люди спрашивают — есть ли курсы, чтобы научить ребенка играть в LEGO? Ответ у нас всегда один: дайте ему коробку и отойдите.

Как LEGO диджитализируется? Этого, кажется, не избежит ничто, даже старое доброе.

Направление робототехники сейчас в компании стало одним из ключевых. Например, в Корее с 2018 года приняли закон, что кодинг — обязательный предмет для изучения в начальной школе, основы кодирования здесь прививаются с 4–5 лет. У меня старшая дочь ходит во второй класс, и у них использование базовых языков программирования — нормальная часть учебной программы, поэтому возникли новые требования с точки зрения разработки всей игровой инфраструктуры, и нам нужно как-то строить свою политику вокруг инноваций, сохраняя брендовый продукт. В компании появился отдельный сегмент, который отвечает за продажи в электронных каналах, это другая бизнес-модель и иные компетенции сотрудников. Также в отдельное направление выделен электронный маркетинг в соцсетях и на онлайн-платформах, присутствие там стало уже не вишенкой на торте, а необходимым минимумом. Например, у нас в штате появились энгейджеры — люди, которые целенаправленно работают с клиентами в соцсетях, появились различные цифровые партнерства, в частности — проект с компанией Samsung.

Этот процесс не стал трагедией для сотрудников, которые больше не востребованы?

Надо понимать, что у нас компания не публичная, а семейная, и благополучию сотрудников уделяется огромное внимание как со стороны руководства, так и внутри подразделений. Людей в LEGO не увольняют, их переучивают и двигают вперед. Кроме того, и руководители и вся компания очень трепетно относятся к кубику, как к физическому аспекту игры, и так будет, покуда в компании царит «монархия».

Кубик — это пластик, которого LEGO производит примерно 60 тонн в день. Вас не атакуют экологические организации?

Инциденты были, но больше связанные не напрямую с LEGO, а скорее с нашими партнерами — например, с Shell в 2014 году. Однако в целом LEGO, как любая уважающая себя европейская компания, социально ответственна.

В 2017 году мы стали единственными среди производителей игрушек, кто до максимума снизил выброс углекислого газа. Компания инвестировала огромные средства в покупку ветряных мельниц, они расположены в Северном и Балтийском морях, и пытается максимально компенсировать убытки, которые приносит миру — мы производим больше энергии из возобновляемых источников, чем потребляем.

Кроме того, три года назад в компании была начата программа поиска нового материала для кубика, и буквально в ближайшие месяцы у нас появятся первые кубики не из нефти, а из растительного сырья. Этот проект ведется в партнерстве с рядом экологических организаций, и ожидается, что к 2035 году мы полностью перейдем на возобновляемые источники. Наш офис в Сеуле на 50 человек занимает площадь порядка 1000 кв. м, но электроэнергии потребляет как средняя квартира в Москве. Все оптимизировано, все упаковки уже давно делаются из переработанного картона.

Какие у вас перспективы, не надоело ли вам переезжать?

Моя нынешняя позиция — директор по операционной деятельности, я отвечаю за прогнозирование спроса, логистику, работу с клиентами и повседневную операционную деятельность. Можно бы расти, вот только в моей функциональной веточке я уже добрался до верха, поэтому сейчас нахожусь на программе переучивания, чтобы встать на другие «рельсы» в general-менеджменте, то есть заняться руководством всего местного офиса, а не отдельной функциональной ветки. Про переезды я даже не думаю, это первый, второй и третий раз может быть сложно, а пятый, шестой — уже все равно. Нам с супругой даже нравится наша «цыганская» жизнь, и для детей это интересный опыт, возможность повидать мир и познакомиться с разными культурами.

Интервью на портале ВШЭ >>