Скрыть
Раскрыть
17 апреля 2017
Артем Архипов прочитал лекцию участникам Всероссийской олимпиады

В Вороново приехал вице-президент ЮниКредит Банка Артём Архипов, чтобы рассказать участникам Всероссийской олимпиады по экономике о перспективах российской экономики. Публикуем конспект лекции.

Спикера представил руководитель образовательной программы «Программа двух дипломов по экономике НИУ ВШЭ и Лондонского университета» Олег Замков: «Артём Валерьевич — бывший олимпиадник и выпускник МИЭФ. Он очень известный аналитик, его прогнозы всегда сбываются». Артём Архипов в ответ, смеясь, ответил: «Сбываются — не сбываются, я не знаю. Я делаю экономические прогнозы, а потом выслушиваю тех, кому они не нравятся».

Лекция началась с объяснения, почему Артём Валерьевич стоит на сцене в галстуке: «Через 5-7 лет, если вы не наделаете ошибок, то будете работать на меня. А если через 20-25 лет я не наделаю ошибок, то буду работать на кого-то из вас. Я предпочитаю стоять в галстуке перед своим будущим работодателем».

Разные карты мира

Мы находимся на 48 месте в мире по среднедушевому ВВП по паритету покупательной способности, однако это очень прямолинейная характеристика. Нужно анализировать ситуацию с разных сторон. Например, в разных частях света разные карты: в Новой Зеландии мировая карта представлена «вверх ногами». А если мы перерисуем карту с учетом ВВП? Россия займет совсем немного места. Однако, если мы обратимся к тем странам, которые занимают больше места на карте, то легко понять, что у этого есть цена — внешний долг. У нас же, например, нет большого ВВП, но и долга нет. Мы на 14 месте по общему объёму валового продукта по итогам 2016 года. Это после того, как мы пережили почти двукратное падение национальной валюты! С точки зрения потенциала — здесь всё неоднозначно.

Если создать карту стран по численности населения, то мы опять-таки не получим много места, однако Россия находится в первой десятке мира по этому показателю. Современная финансовая экономическая мысль гласит: рынок начинается, когда в стране есть более 200 миллионов человек. Мы можем жить как самостоятельный рынок: мы самая крупная экономика Европы — это факт.

Получается, что с точки зрения экономического потенциала мы можем считать себя сильными, а вроде и можем расти. С населением и капиталом то же самое.

Сегодня — лучшее время думать

Практически на три года после кризиса жители существенно сократили потребление: отложили покупку телефонов, автомобилей, даже есть стали меньше. Однако сейчас мы находимся в ситуации минимума неопределенности, об этом свидетельствуют несколько фактов. Во-первых, снизился разброс прогнозов динамики ВВП. Впервые за несколько лет мы наблюдаем минимальную разницу в мнениях профессионалов. Они пришли к консенсусу — ожидается рост примерно 1%, мы можем предсказать экономику в 2017 году. Во-вторых, снизилась волатильность рубля. Конечно, прогнозы не настолько точны, как до кризиса — дело в изменившейся денежно-кредитной политике, но мы вновь попадаем в ситуацию, когда можем предсказывать курс рубля.

Потенциал — фронтальный?

ВВП перестал быть показательным. Средний темп роста семисот основных российских товаров составляет более 15% каждый год вот уже три года. Однако, средний рост всех наших товаров равен нулю. Такая ситуация складывается из-за хвоста «ненужных» товаров, которые постепенно умрут.

А есть ли деньги у людей? Объём импортных товаров сократился пропорционально объёму снижения курса рубля. Но в то же время появилось много новых рынков, с которых стали резко больше завозить. Также, если рассчитывать импорт в рублях, то по сути мы покупаем столько же, сколько и раньше. За последний год мы потратили на зарубежные товары на 9% больше, чем в прошлом году. Мы по-прежнему покупаем больше, чем производим.

Посмотрим на экспорт. Товары с высокой добавленной стоимостью стали больше вывозить, но куда именно? Можно увидеть тенденцию тестовых поставок на новые рынки: кастрюли в Швейцарию, двигатели в Китай, металлы в Турцию. У нас многое потеряно, но и многое растет с точки зрения экспорта.

Потенциал есть, но он перестал быть фронтальным; можно сравнить с детским садом — там наверняка что-то вырастет, просто мы пока не знаем как именно.

Прогнозы к 2025 году

1) В 2015 году в Европе был миграционный кризис. Это, наверное, то, что будет ждать нас совсем скоро. Демографические тенденции таковы, что у нас сильно стареет население. Новому поколению нужно будет работать очень продуктивно, чтобы кормить своих родителей и бабушек-дедушек. Наверное, это облегчит поиск работы, но ухудшит зарплату. Придется быть более компетентными и квалифицированными, чем те люди, которые приедут в Россию. Будут нужны совсем другие навыки, например, эффективное управление и хеджирование.

2) Будет меняться размещение населения. Сейчас мы наблюдаем движение в центр, всё концентрируется в Москве. Однако это фикция! Сейчас многие профессии не требует постоянного присутствия в офисе. Есть поселение Акуловка, которое находится в двух часах от Москвы на «Сапсане». Доехать оттуда можно гораздо быстрее, чем в пятницу вечером ехать до Жуковского. Расстояние будет мериться совсем по-другому. Будет миграция как в центр, так и из него. Куда люди поедут? Вдоль центральных магистралей.

3) Появляются новые рынки технологий. Разработки в области мобильных технологий будут влиять на бизнес: некоторые функции банка, например, больше будут не нужны.

4) Конкуренция станет глобальной. Есть много крупных компаний, чей годовой оборот сопоставим или даже превышает ВВП целых стран. С точки зрения объёмов бизнеса, необходимо быть чертовски оригинальным, чтобы преуспеть.

Во второй части лекции слушатели задали вопросы Артёму Архипову.

Применяются ли в экономическом прогнозировании сейчас математические методы, в частности эконометрика?

Это то, что будет применяться везде в скором времени. Однако, если вы просто умеете считать, то не сможете понять, что вы делаете. Тем, кто хочет заниматься математическим моделированием в экономике, важно знать не только методы, но и понимать суть. Необходимо решить задачу, получить ответ и, самое главное, понять, как это работает. Подходите к матмоделированию как к инструменту, а не самоцели.

Какова в ближайшем будущем будет роль глобальных корпораций?

В экономической системе корпорации — это крупный бизнес, который нужен, чтобы тянуть мелкие производства как локомотив. Это полезно, но насколько это соответствует теории совершенной конкуренции — большой вопрос. Что касается России — то ситуация, на мой взгляд, будет следующая. Средний бизнес будет конкурировать с крупными игроками рынка за финансовые активы, а с мелкими предпринимателями за потребителей.

В чем смысл экономического роста, если мы не будем повышать уровень всеобщего благосостояния?

Я бы разделил это на два вопроса: нужен ли экономический рост, и какой экономический рост нужен. Безусловно, рост экономики как самоцель — это бессмысленно. Необходимо повышение среднего уровня дохода на душу населения. Для этого всем нужно взять себя в руки и много работать.

Текст: Дарья Касьяненко

Фото: Андрей Карабанов

Новость на сайте олимпиады >>>