• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: Покровский бульвар, д. 11, корпус T, Москва, 109028

Тел.: (+7495) 580-89-19

E-mail: icef@hse.ru

Руководство
заместитель директора по академическим вопросам Замков Олег Олегович
Заместитель директора по по науке Никитин Максим Игоревич

«Важен не только бренд магистратуры, но и люди, с которыми учишься!»

Анатолий Поташов поступил в магистратуру МИЭФ после учебы в Финансовом университете. В интервью он рассказывает о том, как магистратура МИЭФ помогла ему успешно начать карьеру в инвестиционном банкинге.

Анатолий Поташов поступил в магистратуру МИЭФ после учебы в Финансовом университете. Работал в немецкой фармацевтической компании, проходил стажировку в инвестиционном подразделении Ситибанка, а сейчас является сотрудником Sberbank CIB. В интервью он рассказывает о том, как магистратура МИЭФ помогла ему успешно начать карьеру в инвестиционном банкинге.

— В бакалавриате ты учился в Финансовом университете. Как получилось, что ты поступил в магистратуру МИЭФ?

— Дело в том, что я уже пробовал поступить в МИЭФ, когда подавал документы в бакалавриат. Сам я из Омска, закончил школу с медалью, после чего поехал поступать в Москву. На тот момент я знал только несколько вузов: ВШЭ, МГИМО, МГУ, РЭА им. Плеханова. Даже про Финансовый университет (тогда он еще был Финансовой академией), я изначально не слышал и узнал лишь в процессе поступления. Везде я пытался пройти на бюджет или на программы, которые предоставляют значительную скидку — подавал документы и в Международный институт экономики и финансов, но конкурс в МИЭФ всегда был очень высокий. У меня получилось поступить на бюджет в РЭА им. Плеханова, но в итоге я пошел учиться в Финансовую академию на одну из новых программ бакалавриата. Обучение там, кстати, тоже шло на английском.

За время учебы я прошел несколько стажировок в российских коммерческих банках — в Альфа-банке и, на четвертом курсе, в Связном Банке, но и там, и там работа меня не слишком привлекла. Где-то с третьего курса я загорелся идеей попасть на работу в инвестиционный банк — поездить поработать по всему миру, приблизиться к процессам в глобальной экономике. Вместе с тем, я понимал, что для этого бакалавриата Финансовой академии будет «маловато», хотя у меня и есть несколько знакомых, которым это удалось. У меня же это не получилось, хотя в итоге я устроился в неплохую немецкую компанию, на позицию младшего финансового аналитика. Значит, подумал я, нужно идти в магистратуру, и в магистратуру «с брендом». Когда на четвертом курсе я ходил по презентациям инвестбанков, то в какой бы банк я ни пришел — буквально везде встречал выпускников МИЭФ. Например, в том же Morgan Stanley на презентации было три аналитика — и все они были из МИЭФ! Это меня впечатлило, и я подумал, что нужно обязательно попробовать свои силы.

— Как ты готовился к поступлению? Что было самым сложным?

— Готовиться к поступлению я начал с весны. Понимая, что для поступления нужен хороший английский, решил сдать заранее IELTS. В итоге экзамен я сдал в апреле и достаточно хорошо, на восемь баллов — с английским вопрос отпал. Я подготовил портфолио, приложил свою дипломную работу на английском языке и другие документы. Самой же сложной частью оказалось собеседование.

Я знал, что на собеседовании проверяется мотивация кандидата, знание экономики и математики. В двух первых составляющих я почему-то был уверен, а насчет последней были некоторые сомнения. Конечно, нам преподавали математические дисциплины, но потом, когда я уже поступил в МИЭФ, я понял, что подходы к преподаванию, уровень и объем знаний, мягко говоря, несколько отличаются.

Плюс я немного наивно полагал, что знание математики больше проверяют у абитуриентов с физическим или математическим образованием, а у меня, с экономическим, вопросов возникнет меньше. Оказалось, что все обстоит как раз наоборот: большая часть вопросов на моем собеседовании была посвящена математике. Я был не совсем готов рассказывать про матрицы, собственные векторы и другие вещи из курса линейной алгебры и матанализа, но, наверное, решающую роль сыграла моя мотивация: я очень хотел учиться в МИЭФ и был рад положительному решению.

С другой стороны, для меня это тоже был своего рода выбор: я мог продолжить обучение в магистратуре Финансового университета и параллельно работать полный рабочий день, так как занятия там проходят вечером и нагрузка гораздо ниже, но я решил, что хорошее образование важнее. На работе же пришлось переходить на полставки и гибкий график, хотя это и было тяжело: днем я учился, а работать приходилось вечером.

— В итоге ты поступил на бюджет?

— Нет, я оплачивал полную стоимость обучения, но даже и эта стоимость была ниже, чем, например, в магистратуре того же Финансового университета. Конечно, я думал о скидке, все-таки бакалавриат я закончил с красным дипломом, но потом, когда уже приступил к обучению и посмотрел на других ребят, понял, что для того, чтобы учиться в МИЭФ на бюджете или со скидкой, нужен действительно очень высокий уровень подготовки.

— Сложно ли было учиться в магистратуре?

— Конечно, в МИЭФ существенно большее внимание уделяется математическим дисциплинам — в магистратуре многое приходилось освежать в памяти или осваивать с нуля. Я очень переживал, старался учиться в два раза больше, занимался дома и не пропускал ни одной лекции и семинара — для меня это было основным условием обучения. Словом, со всем приходилось разбираться дополнительно, и я был очень рад, когда мне удалось пройти первую сессию без пересдач. Во многом благодаря МИЭФ я научился правильно расставлять акценты, быстро концентрироваться на нужных вещах и изучать то, что нужно в данный момент.

— Ты говорил о работе в немецкой компании. Долго ли ты там проработал?

— Почти год. Я начал работать в мае 2012 года, в конце четвертого курса бакалавриата, и закончил в марте 2013. К тому моменту у меня очень активно шли собеседования в инвестбанках, также подошла пора midterm exams в магистратуре. На работе я должен был отрабатывать установленное количество часов в неделю и с определенного момента понял, что это вряд ли реально.

— Как называется компания? Чем ты там занимался?

— Она называется «Берингер Ингельхайм». Это крупная фармацевтическая компания, а Ингельхайм — город в Германии, в котором она была основана в девятнадцатом веке. Эта организация известна в США и Европе и входит в top-10 компаний в мире по выручке в своем сегменте. В России она очень быстро развивается. Я работал на должности младшего финансового аналитика. Мне нужно было делать очень много прикладных вещей, например, сводить данные из бухгалтерских проводок в income statement. Мы делали прогнозы, планировали бюджет, строили различные финансовые модели. Эта работа, помимо знания финансов, требует и хороших технических навыков: чему я действительно хорошо научился, так это работать в Excel. Буквально за одно лето у меня получилось овладеть его аппаратом, так как нам необходимо было анализировать большие массивы данных. Для работы мне приходилось осваивать SQL, у меня в целом хорошо получалось, но немного пугало то, что я не знал, смогу ли я применить все эти знания для работы в инвестбанке. Но в итоге многое пригодилось: при работе в IB нашим клиентом оказалась как раз фармацевтическая компания, а я оказался на другой стороне и работал с людьми, которые были финансовыми аналитиками в ней. Здесь «знание кухни» помогло: я понимал, как и откуда берутся данные и что может быть причиной ошибок. 

— Под «массивом данных» ты понимаешь сведения о продуктах компании?

— Не только. Это данные по продуктам, по издержкам, другие показатели — приходилось заниматься буквально всем. Нас было четверо в отделе. В индустрии в основном «более расслабленный» график работы, чем в IB, люди могут уходить домой уже часов в шесть. На наш же отдел ложилась очень большая нагрузка: ребята сидели до семи-восьми часов, а я только к этому времени приезжал на работу после учебы и доделывал разные вещи.

— Получается, летом ты работал полный день, а потом решил перейти на гибкий график. Как в компании на это отреагировали?

— Конечно, это было не так просто сделать, но я себя очень хорошо зарекомендовал за лето. Я участвовал в ряде проектов, и все остались довольны. Дело в том, что они довольно долго искали человека на эту должность. Когда одна из моих коллег перешла в другой отдел, начальник сказал мне, что он готов предложить мне освободившуюся позицию, с соответствующими обязанностями и окладом. Но я сделал осознанный выбор в пользу учебы.

— Ты говорил, что основным мотивом к поступлению в магистратуру МИЭФ было стремление попасть на работу в инвестиционный банк. Удалось ли в итоге реализовать эту цель?

— Да, прошлым летом я стажировался в Ситибанке, в инвестиционно-банковском подразделении. К сожалению, у меня не получилось там остаться, но работа мне очень понравилась. В конце марта прошлого года я ушел из Берингер Ингельхайм, а в мае получил оффер от Citi. Полтора месяца «в промежутке» я ходил на различные собеседования, в Ситибанке был также полноценный отбор: все стадии, включая ассесмент-центр. Но в итоге оно того стоило. С середины июня до конца августа я там проработал. Позиция называлась “Summer Analyst”. Так как у меня уже был год опыта работы в фармацевтической компании, вполне логично, что меня поставили на фармацевтическую сделку. Я работал по ночам, а первый месяц — без выходных, но, учитывая, что я совмещал учебу в МИЭФ с работой part-time и еще параллельно участвовал в различных чемпионатах по решению бизнес-кейсов, такой график для меня не был чем-то из ряда вон выходящим. Хотя спал я довольно мало, конечно.

— Как ты оказался в Сбербанке?

— Изначально я был настроен на поиск работы за рубежом. Работать на отечественном рынке интересно, но все-таки у нас в IB не так много сделок и сам масштаб бизнеса, объем сделок, мне кажется, немного не тот. Когда я проходил стажировку в Ситибанке, мне приходилось общаться с аналитиками из Лондона и Нью-Йорка, и у меня сложилось впечатление, что основные сделки проходят там. В Москве в офисе того же Citi инвестиционно-банковской деятельностью занимается около тридцати человек, а в Лондоне — сто-двести. Я опять начал проходить собеседования, зимой пару раз летал в Лондон — был в Morgan Stanley и J.P. Morgan.

После поездок в Лондон и общения с местными аналитиками я еще больше загорелся работой за границей, но весной на меня вышли люди из рекрутингового агентства и предложили пройти собеседование в Sberbank CIB, на позицию аналитика в отдел Debt Capital Markets. Буквально за полтора дня я прошел все стадии отбора и с марта этого года работаю там. По функционалу это похоже на то, чем я занимался в Citi, но здесь более узкая специфика: там я занимался слияниями и поглощениями, а тут только размещением облигаций. Сейчас я в основном работаю с российскими клиентами на локальном рынке.

— У Сбербанка есть какие-то подразделения в Лондоне?

— Да есть, но я пока не знаю, насколько реально туда попасть. Мне кажется, нужно сначала себя проявить в Москве, а дальше смотреть по ситуации. Да и культура Sberbank CIB (бывшей «Тройки Диалог»), думаю, ближе к западной.

— Как сейчас проходит твой обычный рабочий день?

— Я бы не сказал, что по содержанию он сильно отличается от того, чем я занимался в Citi. Остались презентации и работа в Excel, и добавилась подготовка рекламных материалов для клиентов — так называемых “pitch books”. Если говорить о количестве часов, то в Citi, в среднем, летом я уходил в час ночи, а приходил в десять часов утра — всего в неделю выходило, мне кажется, часов девяносто, так как я еще работал по выходным. В Сбербанке же я обычно ухожу с работы около девяти вечера. Отчасти это связано с тем, что рынок сейчас не слишком активный.

C одной стороны, если смотреть, сколько я зарабатываю за один час, то сейчас все получается очень комфортно. С другой — нужно, конечно, думать не только о текущем заработке, но и о карьерном и профессиональном развитии. Мне было бы интересно принимать участие в различных сделках как можно чаще.

— Ты упомянул, что в инвестиционных банках работает большое количество выпускников МИЭФ. Советовался ли ты с кем-то из них при принятии решения о трудоустройстве?

— Да, в Citi я познакомился с выпускником МИЭФ, вернее, впоследствии познакомился даже с двумя. Один из них — Виталий Ваганов, он закончил бакалавриат МИЭФ, потом получил степень магистра финансов в Кембридже, а затем вернулся в Россию. Когда я проходил различные этапы отбора, мы с ним пересекались — он интересовался, как у меня обстоят дела. Также я познакомился с Сергеем Курдюковым. Он закончил бакалавриат факультета экономики ВШЭ и магистратуру МИЭФ — в Citi мы сидели за соседними столами. Можно сказать, что они послужили для меня своего рода примером: у ребят действительно очень интересный опыт. Я подумал, что если человек поучился в Кембридже и после этого пошел работать в инвестиционный банк, то, наверное, что-то в этой работе есть и я не ошибся в выборе.

— То есть можно сказать, что учеба в магистратуре МИЭФ в итоге стоила затраченных средств и усилий?

— Да, бренд МИЭФ во многом сработал, и я получил то, что хотел — меня стали приглашать на собеседования в сфере IB, так что это было правильное решение. Но самое главное, я познакомился с невероятно интересными и целеустремленными людьми — все мои однокурсники буквально горят тем, что они делают. Те из них, кто настроен на академическую карьеру, делают все для того, чтобы поступить в хорошую зарубежную аспирантуру, а те, кто, как и я, нацелен на работу в инвестиционном банке или в консалтинге, могут ежедневно обсуждать свои карьерные планы. Словом, все очень амбициозные, все стараются и стремятся чего-то добиться и преуспеть. У меня появилось много друзей в МИЭФ, и я очень рад этому факту. Важен ведь не только бренд магистратуры, но и люди, с которыми учишься!

Никита Крыльников, специально для МИЭФ НИУ ВШЭ