• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

119049 Москва, ул. Шаболовка, дом 26, корпус 3

Тел./факс: (+7495) 580-89-19, (+7495) 772-95-90 * 26124
E-mail: icef@hse.ru

Дополнительные контакты

 

Руководство

 

директор, кандидат экономических наук — Яковлев Сергей Михайлович

 

заместитель директора по академическим вопросам, руководитель бакалаврской программы, кандидат экономических наук — Замков Олег Олегович

 

заместитель директора по по науке, руководитель магистерской программы, кандидат экономических наук, PhD — Никитин Максим Игоревич

«Шахматы научили меня правильно смотреть на вещи»

Мария Северина, чемпионка мира по быстрым шахматам среди девушек до 18 лет, рассказывает о том, как быть успешным спортсменом и при этом хорошо учиться.


Среди студентов МИЭФ есть немало спортсменов, в том числе тех, кто завоевывает призы на крупнейших международных соревнованиях. Мария Северина, чемпионка мира по быстрым шахматам среди девушек до 18 лет, рассказывает о том, как быть успешным спортсменом и при этом хорошо учиться.

— Мария, почему вы решили поступить в МИЭФ?

— У меня всегда было лучше с точными науками, так что гуманитарные вузы я даже не рассматривала. Но решающим стало мнение моего папы. Дело в том, что в девяностых годах он был одним из первых выпускников бакалавриата ВШЭ, а потом окончил магистратуру Лондонской школы экономики. Все это было до создания МИЭФ. И когда папа узнал, что в МИЭФ можно получить дипломы двух не чужих ему университетов, он посоветовал мне поступать сюда. Ему самому до сих пор очень нравится учиться, он постоянно проходит какие-то курсы повышения квалификации, и опыт, полученный в Вышке, он высоко ценит — иначе не отправил бы меня учиться в МИЭФ.

— Обучение в МИЭФ проходит на английском языке. Легко ли было к этому приспособиться?

— По этому поводу у меня были опасения, потому что я далеко не свободно говорила на английском, но здесь главное — практика и привычка. Первые две недели — это ад, мозги взрываются. А потом привыкаешь, и тебе это начинает даже нравиться. Сейчас, если бы мне дали одно и то же задание, сформулированное на английском и русском языках, мне было бы проще справиться на английском — все термины уже привычные. Иногда ловлю себя на том, что для лучшего понимания сама начинаю с русского на английский переводить. В общем, лекции и семинары на английском языке — это не проблема. Если вы регулярно ходите в университет, конечно.

— Когда вы начали играть в шахматы и каких результатов добились?

— Играть в шахматы меня научил папа в четыре года, а показывать реальные результаты я стала года три назад. В 2011 году выиграла чемпионат Европы в возрасте до 16 лет. А уже обучаясь в МИЭФ, под Новый год я поехала в ОАЭ, где проходил чемпионат мира по шахматам, на котором я заняла первое место в блиц-турнире среди девушек до 18 лет.

— Как вам удается совмещать шахматы и учебу?

— Шахматы мне очень помогли научиться планировать время и вообще правильно смотреть на вещи. Я еще в школе замечала, что у меня другой подход к решению задач — более интуитивный. Шахматы развивают интуицию. Что касается времени, тайм-менеджмента, то, когда я только начинала играть, у меня с этим была большая проблема — я все время попадала в цейтнот. Но я научилась правильно распределять свое время не только за шахматной доской, но и в жизни, и в учебе.

Учиться в МИЭФ мне достаточно тяжело, поскольку в моей школе не было углубленного изучения математики, а экономики не было вообще. Но мне нравится — сложно, но интересно. Из-за поездок на соревнования мне некоторые занятия приходится пропускать. Затем наверстываю.

— Преподаватели и другие студенты помогают?

— Преподаватели с пониманием относятся к моей шахматной карьере, но, естественно, я не получаю никаких поблажек. И это радует — не позволяет расхолаживаться. В то же время у нас очень сильные преподаватели, которые все хорошо объясняют. Даже если сразу «не доходит», то, когда придешь домой, прочитаешь конспект лекции или семинара, все становится ясно: а, ну вот же! И на нашем потоке атмосфера очень дружелюбная. Если я что-то спрошу у своих одногруппников, они мне всегда помогут, если что-то упустила — объяснят. Кроме того, для тех, кому трудно, по вечерам организуются дополнительные занятия.

— Какие периоды для вас выдаются самыми напряженными? Какой он — график профессионального шахматиста?

— Когда играешь в турнирах до 18 лет, самые напряженные месяцы — апрель (чемпионат России), август-сентябрь (чемпионат Европы) и декабрь (чемпионат мира). Но сейчас я еще езжу по этапам Кубка России, чтобы набрать очки для получения звания женского гроссмейстера — пока что я мастер спорта международного класса. Летом хочется съездить на море, но только не в Сочи, потому что сами Сочи, конечно, хороши, но там десять лет подряд проходит чемпионат России, так что ничего нового я там не увижу.

И, конечно, у нас есть сборы. Приезжаем на базу, проводим шахматные тренировки (пять часов минимум), решаем задачи, анализируем партии — у меня, например, трудности с дебютом. Обязательно час-полтора занимаемся физическими упражнениями (бег, футбол), они тоже важны — чтобы мозги не застаивались

— Много ли ваших однокурсников занимаются шахматами?

— В Вышке проходят внутренние любительские соревнования, но я в них не участвую, это было бы не совсем честно. Зато я помогаю команде ВШЭ, участвующей в первенстве Москвы среди вузов. В нашей команде восемь человек, из которых, пожалуй, я одна занимаюсь шахматами профессионально. При этом другие вузы зачастую выставляют команды, состоящие только из профессиональных спортсменов, которые в этих вузах числятся, по большому счету, «для галочки». Но и уровень моих коллег достаточно высок, чтобы мы могли на равных с такими командами бороться. На последнем первенстве Москвы сборная ВШЭ заняла третье место.

— А бывают ли у шахматистов кумиры?

— Я слежу за всеми турнирами, каждый шахматист это делает, но про кумиров мой ответ будет не слишком оригинальным — Гарри Каспаров. Хотя, как говорит моя бабушка, мы состоим в дальнем родстве с Анатолием Карповым. Еще очень интересный стиль игры у Магнуса Карлсена — нынешнего чемпиона мира, которому всего 23 года. Он не так давно приезжал в Москву, давал сеанс одновременной игры — мне на него попасть не удалось, а вот некоторые мои знакомые в нем участвовали и даже сумели сыграть с ним вничью. Я бы, безусловно, посетила это мероприятие. Всегда интересно пообщаться с умными людьми, которые чего-то достигли в своей сфере деятельности — не только в шахматах.

— Вы окончили первый курс МИЭФ. Можете оценить пройденный путь? Не разочаровались в выборе?

— Когда я последний раз встречалась со своими одноклассниками, которые, в отличие от меня, поступили в другой известный университет, то из их рассказов я поняла, что сделала абсолютно правильный выбор. Знакомая, которая учится на педагога, рассказывала, что у них буквально каждую неделю изучается новый предмет. Честно говоря, я не представляю, что можно узнать за неделю и что из этого ты усвоишь — всего понемножку и ничего в итоге? А в МИЭФ за год я действительно выросла в интеллектуальном плане. Не думала, что столько всего узнаю. Здесь интересно, здесь не зубрежка и не обрывки знаний — ты можешь взглянуть на одну тему с разных сторон. Скажем, семинары по одному предмету могут вести разные преподаватели — и от каждого из них ты узнаешь что-то новое, каждый приносит на занятия свои задачи и примеры. Это здорово помогает подготовиться к внешним экзаменам Лондонской школы экономики.

Я, когда поступала, именно о внешних экзаменах в конце года беспокоилась больше всего. Думала, что их нереально сдать. Но в процессе учебы нас обеспечили таким объемом информации по всем предметам, что внешний экзамен оказался совсем не страшным. Первые три «внутренние» сессии лично для меня были гораздо сложнее.

— Возможно, сейчас еще слишком рано об этом говорить, но все же: вы задумывались, какую карьеру выберете в дальнейшем?

— Пока получается, буду совмещать оба трека — экономический и шахматный. Но я понимаю, что, чем дальше, тем сложнее это будет делать. А поскольку я все-таки хочу получить качественное образование, больший упор придется делать на учебу.

Олег Серегин, специально для МИЭФ НИУ ВШЭ