• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

119049 Москва, ул. Шаболовка, дом 26, корпус 3

Тел./факс: (+7495) 580-89-19, (+7495) 772-95-90 * 26124
E-mail: icef@hse.ru

Дополнительные контакты

 

Руководство

 

директор, кандидат экономических наук — Яковлев Сергей Михайлович

 

заместитель директора по академическим вопросам, руководитель бакалаврской программы, кандидат экономических наук — Замков Олег Олегович

 

заместитель директора по по науке, руководитель магистерской программы, кандидат экономических наук, PhD — Никитин Максим Игоревич

«Обучение за границей – это уникальный опыт во всех смыслах»

Данил Дмитриев в 2017 году окончил бакалаврскую программу МИЭФ с красным дипломом НИУ ВШЭ и дипломом Лондонского университета первой степени отличия. Выпускная квалификационная работа Данила заняла абсолютное первое место среди всех научно-исследовательских работ студентов и выпускников бакалавриата и магистратуры Высшей школы экономики 2017 года. Сразу после окончания Данил поступил на PhD программу в University of California, San Diego (UCSD), где учится на программе PhD in Economics. В интервью Данил рассказал, в чем магия мотивационного письма, почему в университетах США не бывает социальной адаптации, зачем университет выдает первокурснику личного ментора-«бадди» и предлагает работу в Конгрессе США.


- Как вы считаете, что лежит в основе ваших успехов в учебе и научных «челленджей»?

На мой взгляд, важной составляющей моих успехов в МИЭФ была отличная образовательная база, которую мне дала еще моя школа – гимназия №1543. Обучаясь в ней, я открыл в себе сильную тягу к математике и наукам, в основе которых она лежит. И одной из таких наук стала для меня экономика. Я увлекся ей, успешно участвовал в олимпиадах и благодаря этому поступил в МИЭФ, а через год выбрал специализацию "Математика и экономика", которая открыла мне глаза на многие математические методы анализа в экономике и финансах. Учиться было не просто, но с высоты нынешнего опыта я оцениваю это как очень позитивный момент: разнообразие стилей и методов преподавания, сложность курсов в МИЭФ учат адаптироваться к любым жизненным обстоятельствам и к любой нагрузке. Этот навык был чрезвычайно полезен для меня в период поступления на PhD.

Изначально, при поступлении в МИЭФ, я не рассматривал идею академической карьеры всерьез. Однако на третьем курсе, благодаря участию в тогда ещё новой программе "Advance Research Placement" (ARP), я глубоко заинтересовался исследованиями в экономике. К концу третьего курса желание поступать на PhD созрело окончательно, и я начал усиленно к этому готовиться. Так сложилось, что я сделал очень правильный выбор специализации — на западе бытует мнение, и вполне обоснованное, что русские студенты традиционно сильны в математике, и тот факт, что в моём будущем дипломе должна была стоять именно математическая специализация, удачно закреплял за мной сравнительное преимущество перед студентами из других стран.

- Чем выпускнику МИЭФ удается «очаровать» американскую приемную комиссию?

При поступлении в университеты США как правило обращают внимание на три основных критерия при рассмотрении заявок: рекомендательные письма, мотивационное письмо от самого студента и его академические успехи, особенно в математике. Кроме того, мне удалось сдать математическую часть экзамена GRE, который требуется для поступления, на максимальный балл. Таким образом, у меня появилась небольшая фора по части академических успехов.

Мне повезло получить рекомендательные письма от замечательных профессоров в Вышке – Э. Катонини, К.А. Букина и В.Л. Шагина. С профессором Катонини я писал курсовую работу на третьем курсе и дипломную на четвёртом, профессор Букин преподавал нам курсы по матанализу и линейной алгебре в течение двух лет, а у профессора Шагина я работал учебным ассистентом по курсу теории игр. Наличие такого опыта работы с профессорами стало для меня одним из важнейших факторов при поступлении на PhD.

- Как вы готовились к поступлению на PhD?

О, это было самым напряжённым периодом всей моей учёбы в МИЭФ. Готовиться к этому процессу я начал ещё в конце третьего курса, но основная масса всех забот легла на начало четвёртого — именно в это время я заполнял заявки во все интересовавшие меня университеты, писал в каждый из них отдельное мотивационное письмо и несколько раз пересдавал экзамен GRE с целью улучшить свой первый результат. Вдобавок к этому, дедлайны по подаче заявок у разных университетов не совпадали, что усиливало давление сроков и вызванный этим стресс. Много времени ушло на то, чтобы изучить списки профессоров и их научные интересы на сайтах университетов. Всё это отнимало силы и время и уводило от выполнения самой творческой и трудоёмкой задачи – написания уникального мотивационного письма в каждый из семнадцати университетов, в которые я в итоге подал заявки. А учеба в МИЭФ между тем шла полным ходом и приближалась к зимней сессии.

- Почему мотивационное письмо так важно, а подготовка к написанию так трудна?

Мотивационное письмо служит единственной возможностью убедить приёмную комиссию в том, что не только я удачно подхожу университету, но и университет идеально вписывается в мои будущие планы, а значит — нужно было выстраивать аргументацию на том, что этот университет может мне предложить в виде профессоров и курсов. Значит — нужно подробнейшим образом изучить весь университетский контент. В конечном счёте, эта стратегия принесла свои плоды, поскольку мне удалось получить офферы из нескольких очень хороших университетов, в которые мне действительно хотелось попасть во многом благодаря их составам профессоров. В их числе был и UCSD, который я, в конце концов, выбрал.

- Мне говорили, что американские студенты, поступающие на PhD, и часто – в самом разном возрасте, имеют разнообразный опыт работы (от продавца до художника), и все это — для того, чтобы понять, что жизнь нужно посвятить науке, и больше не сомневаться. Это правда?

Если судить по моим текущим однокурсникам, то они действительно имеют очень разнообразный жизненный опыт, а возраст их разнится от 22 до 30 лет. Многие поступили на PhD спустя немало лет после окончания бакалавриата или магистратуры, уже успев отработать некоторое время в бизнесе и захотев чего-то большего. Разумеется, они заслужили учебу на PhD по экономике — у каждого из них есть свои сильные стороны и достижения в жизни, позволившие им показать себя с лучшей стороны при поступлении. Например, двое моих однокурсников прошли стажировку в региональных отделениях ФРС США, а некоторые даже успели опубликоваться в небольших экономических журналах. Что же касается желания посвятить жизнь науке, то тут мои однокурсники не солидарны. Примерно половина склоняется к продолжению карьеры академическим путём, в то время как остальные либо хотят после окончания устроиться в международные финансовые организации вроде МВФ, либо колеблются в принятии любого решения. В конце концов, PhD – это долгий путь, занимающий 5-6 лет, и не все готовы сжигать мосты за собой прямо сейчас.

- В чем особенности студенческой и социальной среды университета в целом?

Студенты университета схожи со мной в целях – расширить кругозор, завести связи, получить хорошее образование и с помощью всего этого начать карьеру в интересующей их сфере. Отношение к сессиям в штатах такое же, как в России – все студенты, мягко говоря, их недолюбливают, но зато очень любят громко отмечать их окончание. Единственное отличие, которое отмечаю не только я, в том, что иностранные студенты зачастую немного более общительные и легче идут на контакт, чем русские. Полагаю, это разница культур и возможность для меня развить свои навыки общения.

Все мои однокурсники приехали учиться из самых разных мест со всего света, и нет ни одного, кто жил бы в Сан-Диего до поступления в UCSD. Поэтому такого фактора как «социальная адаптация» к чужой культуре здесь практически не существует. Все ребята активно стремятся идти на контакт, заводить дружбу друг с другом и помогать везде, где возможно, что создаёт ощущение, что ты далеко не один в этой лодке. Университет тоже оказывает большую поддержку: почти каждый аспирант при поступлении получил предложение дешёвого и комфортного жилья в общежитии при кампусе, что очень сильно помогает на первых порах. Также каждому студенту дали в пару ментора-«бадди» со старших курсов, чтобы тот помогал обустроиться в университете. Эта система аналогична системе тьюторов для групп первокурсников в МИЭФ, с той только разницей, что здесь тьютор подбирается с учётом биографии студента. К примеру, мне достался русский второкурсник, Евгений Баранов, который тоже закончил бакалавриат МИЭФ.

- Традиционный вопрос: какие вы выводы сделали из невольного сравнения американской системы обучения с российской?

В России я обучался в бакалавриате, а в США учусь в аспирантуре, но одно существенное различие смогу выделить. В России, как правило, все курсы делятся на годовые и полугодовые, в то время как четвертных курсов практически нет. В США же абсолютно все курсы – четвертные, то есть, длятся лишь 10 недель. К примеру, курс микроэкономики, который я сейчас прохожу, в России был бы годовым, а здесь он поделен на три четвертных. Из-за этого в США в два-три раза чаще происходит смена преподавателей – вместо одного лектора по одному и тому же предмету за год сменится три. С одной стороны, это не позволяет студентам как следует привыкнуть к профессорам, а последним – выстроить аккуратную и постепенную стратегию обучения конкретному предмету, длительностью в полгода-год. С другой стороны, такое дробление курсов дает возможность преподавателям лучше сконцентрироваться на ведении своего отдельного, небольшого сегмента курса.

- Как университет развивает академических студентов?

На факультете экономики еженедельно проходит 4-5 научных семинаров по различным экономическим направлениям: экономическая теория, макроэкономика, поведенческая и экспериментальная экономика, экономика развития, и т.д. Туда приглашают выступать профессоров из соседних университетов, приезжих кандидатов на работу в UCSD, и даже самих студентов с презентациями первых набросков их диссертаций. Такое обилие презентаций и обсуждения исследований позволяет быстро погрузиться в научную жизнь университета и начать составлять понимание того, какой темой хочется заниматься в дальнейшем.

- Вы продолжаете поддерживать свои исследовательские интересы, заданные МИЭФ, или пробуете себя в новых областях?

В данный момент я нацелен продолжать исследование по теме моего бакалаврского диплома – это теория игр с агентами, негативно относящимися к неопределённости. В связи с этим я сейчас изучаю много соответствующей научной литературы. В этом, а также в текущей учёбе в UCSD, мне очень помогают курсы матанализа и линейной алгебры профессора Букина и курс по теории игр профессора Катонини с четвёртого курса. Также я нередко совершаю отсылки к курсу абстрактной математики, преподаваемому профессором А.А. Ахметшиным на третьем курсе МИЭФ. Я безмерно благодарен ему за этот исключительно интересный и познавательный опыт погружения в красивейший мир математики.

- Как университет поддерживает карьерные начинания студента? Вы уже определили свое карьерное направление?

Университет проявляет большое участие к нуждам студентов, и поддержка карьеры – это не исключение. Университет гарантирует всем аспирантам трудоустройство на кампусе, как правило, в форме учебного или исследовательского ассистента. Кроме того, практически каждую неделю нам на почту приходит рассылка от администрации факультета или от исследовательских кафедр с информацией об имеющихся вакансиях, как part-time, так и полноценных — в прошлом месяце нам переслали письмо от Управления Конгресса США по бюджету с предложением месячной летней стажировки для аспирантов по экономике. Совмещение работы вне кампуса с учёбой практически невозможно, особенно для иностранных студентов, поскольку на них действует визовое ограничение.

Я планирую устроиться в какой-нибудь университет после окончания PhD, занимаясь там преподавательской деятельностью и исследованиями. Как мне часто говорили знакомые, определённый талант к преподаванию у меня есть. И еще есть огромная тяга к познанию неизвестного.

- Как вы считаете, в чем ценность опыта обучения именно за границей?

Обучение за границей – это уникальный опыт во всех смыслах. Это прыжок с головой в совершенно новый мир. Вы на несколько лет погружаетесь в совершенно другую культуру, другую языковую среду, путешествуете по совсем непохожим на родной город местам и заводите друзей с абсолютно разнородными биографиями. Это немного похоже на переход от старшей школы к первому курсу университета, только на более глубоком и сознательном уровне. Студенты со всех концов света, смешение жизненных опытов, религий, мировоззрений и культур – всё это чрезвычайно расширяет кругозор, добавляет массу впечатлений в жизнь и, наконец, учит принимать других людей мягче, более открыто, ведь насколько бы разными мы все ни были, всегда найдётся что-то, что нас объединяет.

Для справки:

Калифорнийский университет в Сан-Диего (University of California, SanDiego) основан в 1960 году. В университете работают восемь лауреатов Нобелевской премии, три обладателя Национальной научной медали США и один обладатель Пулитцеровской премии.

Кампус университета расположен на лесистом побережье Тихого океана на территории в 490 га. На территории — зоопарк с 5000 животных, общественный музей, компьютерный центр, морской порт с научно-исследовательскими судами..

Около 200 компаний, работающих в Сан-Диего, были основаны преподавателями и выпускниками университета, а более 40 % сотрудников занятых в области биотехнологий — преподаватели или выпускники UCSD.

Университету принадлежит ряд научно-исследовательских центров: Институт океанографии Скриппса, Суперкомпьютерный центр Сан-Диего, Калифорнийский институт телекоммуникаций и информационных технологий и Центр американо-мексиканских исследований.

Среди выпускников — масса ученых, в том числе обладателей Нобелевской премии.

Соня Шпильберг, специально для МИЭФ НИУ ВШЭ